2 августа 2011

Игорь Большинский: «Российско-американская программа возврата ОЯТ уникальна»

Atomic-Energy.ru
Игорь Большинский

Вопросы возвращения в РФ отработавшего ядерного топлива исследовательских реакторов регулярно обсуждаются на совместных российско-американских встре­­чах. На одной из таких встреч мы побеседовали с Игорем БОЛЬШИНСКИМ – руководителем программы по возвращению ОЯТ исследовательских реакторов в РФ Министерства энергетики США.

– Расскажите коротко о программе. В чем ее цель? Как она начиналась?

– Основная цель программы – борьба с распространением ядерных материалов. Это попытка сделать все возможное, чтобы ядерное топливо не попало в руки террористов.

Программа является частью крупной программы США по снижению глобальной угрозы. Кроме того, вывоз ядерного топлива – одно из направлений американской политики по снижению и полному исключению из обращения высокообогащенного урана. У нас параллельно действуют несколько таких проектов. Уже более 15 лет успешно реализуется аналогичная программа по возврату в Соединенные Штаты американского высокообогащенного топлива – в случае перехода реакторов на топливо низкого обогащения. И российская программа создавалась как зеркальное отображение американской.

Программа началась в 1999 году с совместных консультаций России, США и МАГАТЭ. После этого Генеральный директор МАГАТЭ по нашей просьбе направил письма в 15 стран, в которых были построены исследовательские реакторы российских конструкций, с просьбой принять участие в программе и вернуть высокообогащенное топливо в РФ. 14 стран, кроме Ливии, ответили положительно.

Контейнеры ТУК-19, установленные в реакторном зале Подготовка ТУК-19 к загрузке Перегрузочный контейнер для ТУК-19 Контейнеры SKODA VPVR/M с ОЯТ Прибытие поезда с ОЯТ в порт Копера

Первый вывоз высокообогащенного свежего топлива был выполнен в 2002 году из исследовательского института «Винча» в пригороде Белграда, затем такое топливо было вывезено из Румынии. Первый вывоз отработавшего топлива был осуществлен в 2006 году из Узбекистана.

К настоящему времени мы успешно выполнили более 40 операций по возвращению российского свежего и отработавшего топлива высокого обогащения; в общей сложности вывезено более 1500 кг.

– Что изменилось в политическом плане за годы реализации программы? Какие проблемы возникают сегодня?

– Начиналось все очень непросто. Пять лет ушло на согласования, и соглашение между Российской Федерацией и Соединенными Штатами было подписано только в 2004 году.

В политическом плане произошли положительные сдвиги. Так, Ливия к настоящему моменту уже вывезла все свое высокообогащенное топливо в РФ.

Тем не менее, и сегодня постоянно возникают сложности. Каждый раз, когда мы вывозим топливо из страны, необходимо создать этому юридическое обоснование. Это включает подписание межправительственных соглашений между страной, которая возвращает топливо, и РФ, а также Соединенными Штатами, поскольку мы оказываем финансовое содействие этой стране. Поскольку РФ принимает это топливо, она берет на себя соответствующее обязательство по нераспространению. Подписание межправительственных соглашений само по себе – длительный и сложный процесс.

– А если рассматривать техническую сторону?

– Вывоз ОЯТ из Узбекистана готовился три года. Сейчас подготовка и вывоз топлива занимают примерно 9-10 месяцев.

Таким образом, процесс значительно ускорился. И в первую очередь потому, что было принято решение президентов США и РФ по повышению темпов реализации программы.

За прошедшие годы создана большая инфраструктура. Когда мы начинали работу, у нас было всего 16 российских контейнеров ТУК-19, которые могут перевозить до четырех сборок каждый. То есть мы могли перевозить всего 64 сборки за одну транспортировку. По нашей просьбе МАГАТЭ провело конкурс, были закуплены 10 контейнеров повышенной емкости производства чешской компании Skoda, вмещающие 36 сборок каждый. И еще шесть контейнеров безвозмездно предоставила Чешская республика. Таким образом, сейчас у нас 16 чешских контейнеров и 16 ТУК-19.

Это позволило нам работать параллельно и вывозить значительное количество топлива за один раз. Если раньше мы делали один-два вывоза в год – и это были огромные усилия – то только в этом году мы планируем сделать 15 вывозов. Кроме того, мы ведем работы по подготовке транспортировки одновременно на двух-трех площадках.

Если раньше контейнеры перевозились в специальных вагонах и были «привязаны» к железной дороге, то теперь мы перешли к ISO-контейнерам, которые применяются для морских перевозок. Мы можем без особых сложностей перевозить их всеми видами транспорта, и это дает возможность унификации процесса перевозок. Обычно каждая транспортировка комбинированная. Мы везем контейнер от реактора до железной дороги автомобильным транспортом. Далее поездом, потом морем и затем снова по железной дороге. Мы модернизировали российское судно, которое сейчас – единственное в РФ – лицензировано для перевозки отработавшего топлива.

Кроме того, в 2009 году мы выполнили две перевозки – из Румынии и Ливии – воздушным путем. Мы планируем использовать этот способ и в дальнейшем, поскольку считаем, что на сегодняшний день это является наиболее эффективным с точки зрения сокращения сроков перевозки и предотвращения террористической угрозы. И даже при падении самолета не будет катастрофических последствий. Гораздо опаснее, если авария произойдет во время транспортировки по железной дороге или автомобильным транспортом, когда путь проходит через город. А главное, что вероятность таких аварий выше.

Грузовое воздушное судно АН-124-100 для перевозки ОЯТ

Тем не менее, во время первого вывоза – из Румынии – мы старались не пролетать над территорией других государств. Маршрут пролегал над Черным морем и потом по России. Во второй раз, когда мы летели из Ливии, путь уже пролегал над территорией Турции.

– Какие задачи по вывозу топлива будут решаться в ближайшие годы?

– Мы рассчитываем продолжать нашу программу как минимум до 2016 года. В этом году должен быть закончен вывоз всего свежего топлива и всего ОЯТ, которое находится в бассейнах выдержки и которое возможно вывезти. Примерно к середине – концу 2012 года все реакторы российской конструкции, находящиеся за пределами России, будут переведены на низкообогащенное топливо. И к 2016 году мы планируем удалить все высокообогащенное ОЯТ.

Помимо этого, мы предложили Российской Федерации совместно применить накопленный опыт непосредственно в России, для вывоза высокообогащенного топлива с исследовательских реакторов РФ. Мы договорились о совместных консультациях по определению возможного объема такой программы.

– Как финансируются работы?

– Программа по вывозу топлива исследовательских реакторов целиком финансируется Соединенными Штатами – за исключением стран с высоким доходом, например, Германии. Во всех остальных случаях мы полностью оплачивали все операции: подготовку топлива, лицензирование перевозки, обращение с топливом в РФ.

На сегодняшний день мы потратили на программу более $100 млн. И еще столько же осталось освоить.

В случае выполнения подобной программы в России планируется, что часть средств будет поступать от США, часть – со стороны РФ.

– Как Вы оцениваете роль программы в международном сотрудничестве?

– Это уникальная программа в ядерной энергетике. С обеих сторон работают специалисты высочайшего уровня. Это соруководители программы: заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом»  Иван Каменских и с американской стороны – заместитель руководителя  Национальной администрации по ядерной безопасности Министерства энергетики Кеннет Бейкер. Довольно большая группа экспертов, не менее двадцати человек, как с российской, так и с американской стороны – представители практически всех национальных лабораторий Соединенных Штатов и многих организаций РФ, в том числе ПО «Маяк». Я считаю, что это уникальное сотрудничество, когда два наших государства совместно работают с третьими странами для повышения безопасности в мире.

Беседу вела Алена ЯКОВЛЕВА