10 января 2012

Каким будет мир после "Фукусимы"

Ференц Дальноки-Вереш

Весна 2011 года началась с трагедии в Японии, где 11 марта в результате землетрясения и цунами на АЭС "Фукусима-1" началась тяжелая радиационная авария. Весь мир напряженно следил за развитием событий в Японии, и эта трагедия, безусловно, имела самый громкий международный резонанс. Именно под влиянием фукусимской трагедии Германия приняла решение свернуть свою ядерную программу. Тем не менее, о конце ядерной энергетики пока говорить рано – об этом в интервью "Росбалту" рассказал исследователь Центра по изучению проблем нераспространения при Монтерейском институте международных исследований (США) Ференц Дальноки-Вереш.

— Насколько точно мы сегодня понимаем, что именно случилось на АЭС в Фукусиме? Знаем ли мы теперь, как избежать таких аварий?

- Необходимо более тщательное расследование, которое смогло бы установить, что именно произошло, и, самое главное, определить, за что несет ответственность природа, а за что — человек. Для этого нужно время, такого рода расследование можно будет провести только тогда, когда все реакторы будут под полным контролем, то есть будут находиться в охлажденном состоянии. Тогда можно будет провести независимый анализ той цепочки событий, которая привела к катастрофе.

Мне кажется, что команда, которая занимается ликвидацией последствий, делает все возможное, чтобы реакторы оказались под контролем, но им нужно делать это без спешки и осторожно. Так, ошибочные заявления об опасности, связанной с выбросами радиоактивного газа ксенона в ноябре, были неприятным инцидентом, который без причины травмировал и без того нервное население. После всего того, через что прошли японцы, это было крайне предосудительно.

Расследование должно найти ответ на самый главный вопрос – насколько можно было избежать этой катастрофы. Другими словами, понятно, что тот факт, что за землетрясением последовало цунами, было крайне неудачным сочетанием событий. Но нужно четко понять, чего можно было избежать, а что находилось вне человеческого контроля. Если основной ущерб был нанесен землетрясением, это значит, что реакторы, находящиеся в сейсмически активных регионах, могут быть уязвимыми. Степень этой уязвимости варьируется в каждом отдельном случае и связана с конструкцией реакторов. Пока что японцы предприняли коллективные усилия для проведения расследования, но они не затронули самые главные и неприятные вопросы. Кто принял решение не строить более высокую стену для защиты от цунами? На каких основаниях принимались эти решения? Какую роль играла финансовая сторона вопроса? Стоимость всегда является важным фактором, и когда на кону здоровье людей, то бывает очень опасно делегировать принятие этих решений чиновникам, для которых это не является главным приоритетом. Кстати, Токийская энергетическая компания, известная как TEPCO и управлявшая АЭС "Фукусима-1", провела свое расследование, которое говорит, что землетрясение не является основной причиной случившегося. Согласно их отчету, главной причиной было цунами. Я считаю, что крайне важно определить то, какую роль сыграли недостаточные меры безопасности.

Я, конечно, хочу знать, что именно случилось на техническом уровне, но ради предотвращения такого рода аварий в будущем, я считаю, что нужно собрать все детали о том, какие решения принимались людьми до, во время и после аварии. Так, важно понять, были ли приняты решения, которые не придавали особого значения возможным угрозам, как принимались решения о немедленном реагировании на месте и общении с населением, и как принимаются похожие решения сегодня. Например, TEPCO, прежде чем заявлять, что утечка ксенона является признаком того, что в аварийном реакторе продолжается самопроизвольная цепная реакция, должна была сначала все хорошо выяснить, а не пугать людей непроверенной информацией.

Эти машины – ядерные реакторы – являются впечатляющими образцами технологии, но, все же, все главные решения принимают люди. Операторы, работающие на реакторах по всему миру, являются тихими героями в том смысле, что, пока ничего не происходит, никто про них ничего не знает. Несмотря на это, они изо дня в день делают очень сложную работу, чтобы обеспечить безопасность ядерной энергетики. Однако когда случается авария, именно они принимают все важные решения, поэтому крайне важно, чтобы у них было самое лучшее и безопасное оборудование, а за плечами нужная подготовка.

— Можно ли сказать, что сегодня антиядерные настроения в мире  увеличиваются? Насколько оправдан страх людей перед мирным атомом?

— Согласно исследованию, которое недавно провело МАГАТЭ, действительно наблюдается снижение интереса к ядерной энергетике. Но как сказал глава секции планирования и экономических исследований МАГАТЭ доктор Ханс-Холгер Рогнер, мы наблюдали, как после Фукусимы преимущества ядерной энергетики были поставлены под вопрос в Германии, Швейцарии и Японии. По его мнению, в целом и общем, можно констатировать, что о ядерной энергетике стали больше размышлять, но нельзя сказать, что от нее стали отказываться по всему миру. Вы, конечно, знаете, что многие страны сейчас сожалеют о своем энтузиазме в отношении развития ядерной энергии. Но я хотел бы предупредить, что рано делать выводы о том, что ядерная энергетика умерла. Будущее многих стран, таких как Корея, Китай и Индия зависит от нее, и я очень сомневаюсь в том, что инцидент на "Фукусиме-1", который произошел вдали от этих стран, заставит их отказаться от своих планов. Вполне возможно, что нас ждет новый ядерный ренессанс, в рамках которого ставка будет сделана на небольшие модульные реакторы или какие-то другие виды, которые будут изобретены в будущем. При этом будет уделяться первостепенное внимание безопасности и минимизации рисков.

— Какие другие выводы были сделаны из катастрофы в Фукусиме?

— Важным выводом из случившегося стало понимание того, что эта авария могла быть легко спровоцирована в результате намеренных действий со стороны негосударственных акторов. Мы знаем, что до 11 сентября 2001 года "Аль-Каида" проявляла интерес к атомным электростанциям и нам приходится принимать это во внимание при планировании. Безопасность на АЭС и ядерная безопасность не должны трактоваться как разные понятия. Сегодня недостаточно иметь на АЭС на всякий случай резервный насос для охлаждения реактора. Безопасность нужно понимать в более широком смысле.

— Как на ваш взгляд развивается дискуссия на тему ядерной энергетики? Является ли она взвешенной?

— Дебаты являются взвешенными во многих странах, таких как Япония, где теперь открыто рассуждают о плюсах и минусах ядерного будущего. Однако я бы предпочел, чтобы было больше дискуссий в тех странах, где хранится отработанное ядерное топливо (ОЯТ). В странах по всему миру происходит накопление ОЯТ, с которым ничего не происходит. Решением проблемы ОЯТ может быть строительство геологического хранилища, где отработанное ядерное топливо будет размещено глубоко под землей, и не будет вступать в контакт с биосферой тысячи лет. Исключением является Финляндия, где власти сумели убедить население в важности проблемы ядерных отходов, в результате чего было создано такого рода хранилище. Однако в большинстве стран приоритет был отдан производству энергии, а не планированию того, что нужно будет делать с отходами. Строить ядерное будущее без плана, что делать с ОЯТ,  это тоже самое, что строить дом без канализации. Согласитесь, не самая лучшая идея.