4 октября 2013

Андрей Никипелов: "Завод, который специализируется на изготовлении продукции для атомных электростанций, не сможет сделать вещь плохого качества"

Российская машиностроительная группа намерена плотно освоить поставки теплоэнергетического оборудования украинским генерирующим компаниям. Но с украинскими подрядчиками россияне планируют сотрудничать очень осторожно. Почему? Глава АЭМ Андрей Никипелов поделился планами компании на Украину. Своей оценкой перспективного сотрудничества с украинскими генкомпаниями в сфере модернизации теплового сегмента украинской энергетики Андрей Никипелов, генеральный директор "Атомэнергомаша" (АЭМ), машиностроительного дивизиона Госкорпорации "Росатом", обратил на себя внимание, выступая на текущей неделе в Киеве рамках 11-го международного форума по топливно-энергетическому комплексу. Никипелов довольно непубличен в Украине, хотя возглавляемая им компания владеет здесь мощностями и выстраивает определенные планы в отношении украинского рынка. Delo.UA решило в разговоре с руководителем АЭМ выяснить украинскую стратегию российской машиностроительной группы.

- "Атомэнергомаш" известен на мировых рынках в первую очередь как производитель оборудования для атомных электростанций. Андрей Владимирович, откуда такой интерес к тепловой генерации?

- Действительно, основным нашим производством в данный момент является атомное машиностроение, продукция которого занимает около 60% в портфеле заказов. Остальное не связано с атомной энергетикой. В ближайших планах — довести это соотношение до 50/50. Выполнить эту задачу мы надеемся в первую очередь за счет наращивания выпуска оборудования для тепловой энергетики. В составе группы есть компания, которая сегодня занимает лидирующие позиции в инжиниринге котельного оборудования.

Ситуация в этом сегменте немало определяется производственными схемами еще советских времен. На территории СССР существовало три больших производства котлов для теплоэлектростанций (ТЭС). Украинский регион традиционно обслуживался заводом "Красный котельщик" в Таганроге (сейчас входит в состав ОАО "Силовые машины" Алексея Мордашова — Ред.). На 78-ми блоках украинских теплоэлектростанций установлены котлы именно их производства, нашего образца — в Украине всего один (установлен на Криворожской ТЭС — Ред.). Мы нацелены на то, чтобы эту цифру существенно увеличить.

У нас есть представление о потребностях украинского рынка теплоэнергетики в таком оборудовании — мы исходим из утвержденной в вашей стране программы модернизации ТЭС до 2020 года. По этому документу в год должны модернизироваться четыре-шесть блоков. И мы ведем соответствующие переговоры со всеми генкомпаниями Украины: ДТЭК, "Донбассэнерго" и "Центрэнерго".

- За счет чего вы собираетесь конкурировать в Украине с другими российскими и, тем более, европейскими производителями оборудования для теплоэнергетики?

- Скажу так… Завод, который специализируется на изготовлении продукции для атомных электростанций, не сможет сделать вещь плохого качества. Критерии оценки продукции как для атомной генерации, так и для других сфер у нас одинаковы. Кроме того, конкуренцию по цене никто не отменял.

- Некоторые украинские генкомпании проводят модернизацию своих мощностей за счет целевых кредитов и грантов, которые предполагают участие иностранных компаний в техническом перевооружении…

- Мы готовы говорить и с заказчиками, и банками, обсуждать финансирование. Однако для этого нужна конкретика. В идеале — некая программа, а не разовая поставка оборудования, например, модернизация с четко определенными объемами и перспективами.

- На какую долю украинского рынка котлов для теплоэнергоблоков вы нацелились в средне- или долгосрочной перспективе?

- Мы понимаем, что украинский рынок техники для ТЭС отличается достаточно высокой конкуренцией. Однако рассчитываем занять на нем до 50% до конца действия утвержденной госпрограммы модернизации.

- Ваша стратегия по украинскому рынку предполагает сотрудничество с нашими машиностроителями?

- В Украине мы работаем с Сумским НПО им. Фрунзе. По определенным направлениям сотрудничаем с другими российскими машпредприятиями, не входящими в наш дивизион, но представленными на вашем рынке. Но здесь следует четко осознавать один момент… Никто не доверит стороннему/местному производителю выпуск стратегических комплектующих для своего оборудования — тех, от качества которых зависит весь контракт.

К примеру, изготовление поверхности нагрева и самого котла — это ответственная вещь, которую мы всегда будем делать сами, на подконтрольных мощностях. Однако у нас принят единый стандарт закупок. Любая компания может подать заявку на конкурс и, выполнив ряд условий, стать поставщиком для "Атомэнергомаша".

- Ваш крупнейший поставщик — краматорский завод "Энергомашспецсталь" (ЭМСС), контроль над которым АЭМ получил в 2010 году. Планируете ли Вы развивать это производство?

- В ноябре 2012 года мы запустили новые печь и систему газоочистки на ЭМСС, завершив крупную инвестпрограмму на этом предприятии. Мы повысили энергоэффективность производства, сократив потребление природного газа на заводе в три раза.

В модернизацию краматорского предприятия за последние годы было вложено около $300 млн. Этого уже достаточно, чтобы работать на хорошем уровне с любым заказчиком. Сегодня ЭМСС поставляет заготовки под все заказы для "Атомэнергомаша", для "Турбоатома". Заготовки покупает и General Electric, и Alstom, с которым у нас совместное предприятие, и производители ветроустановок.

С учетом данных соображений, особых инвестиций на 2014 год для ЭМСС мы не планируем.

- "Атомэнергомаш" заявляет о возможности связной поставки — "котел и турбина" — с участием харьковского завода "Турбоатом". Будете ли вы претендовать на участие в конкурсе в случае приватизации "Турбоатома" в декабре 2013 года?

- Соглашение о комплектной поставке с харьковским предприятием мы подписали в ноябре прошлого года. И мы очень заинтересованы в сотрудничестве с этим заводом. В данный момент эффективно показывает себя производственная связка ЭМСС с "Турбоатомом" — именно с точки зрения их взаимодействия в части поставки заготовок.

Что касается приватизации харьковского турбинного завода… Слухи о продаже госпакета акций "Турбоатома" циркулируют уже четвертый год. Наша позиция в этом отношении такова. Сначала должно быть принято четкое решение Фонда госимущества Украины о приватизации данного актива. А дальше мы будем рассматривать, насколько это предложение нам интересно.

- Кроме тепловой генерации, в какие еще сегменты энергетического оборудования вы планируете зайти в Украине?

- Мы готовы осуществлять поставки оборудования, участвовать в строительстве и продлении сроков эксплуатации атомных станций в Украине. К примеру, входящий в контур нашего холдинга институт "Гидропресс" является разработчиком реакторов типа ВВЭР, установленных на украинских АЭС. Когда будет принято решение по строительству 3-го и 4-го энергоблоков Хмельницкой АЭС, мы намерены принять участие в этом проекте. Мы также заинтересованы не только в рынке атомной и тепловой энергетики, но рассчитываем активно участвовать в проектах газнефтехимии.

Группа "Атомэнергомаш" — машиностроительный дивизион российской Госкорпорации "Росатом" — одна из ведущих энергомашиностроительных компаний России. Группа производит и продает оборудования и инжиниринговые решения для АЭС и ТЭС, а также для предприятий газовой и нефтехимической промышленности. Объединяет свыше 50 российских и зарубежных компаний (в т. ч. в Украине, Чехии, Венгрии). Выручка АЭМ в 2012 году составила 52 млрд руб. (около $1,67 млрд по курсу Центробанка РФ).
Краматорское ПАО "Энергомашспецсталь" производит литые и кованые изделия для металлургии, судостроения, энергетики и общего машиностроения. С 2010 года входит в группу "Атомэнергомаш". 2012 год предприятие закончило с чистой прибылью 0,54 млн грн (в 2011 году чистая прибыль ЭМСС составила 31,98 млн грн).