3 сентября 2010

Чернобыльские мифы и реальность

Проект новой Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011—2015 годы и до 2020 года обсуждался некоторыми СМИ в режиме «желтой прессы». Анонимные авторы в интернете пугали обывателей «возвращением в сельхозоборот чернобыльских земель» и «грязными продуктами». Обоснованы ли страхи?

Для «Время Союза» особенности новой Госпрограммы пояснил заместитель директора по научной работе Белорусского отделения Российско-белорусского информационного центра по проблемам последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, кандидат биологических наук Николай Борисевич.

— Чем, на ваш взгляд, вызвана такая реакция на принятие в Беларуси новой Госпрограммы по Чернобылю?
— Некоторые журналисты, полагаю, в поисках «горячих» новостей не удосужились хотя бы в общих чертах ознакомиться с содержанием проекта. «Сенсационные» выводы сделаны на основе вырванных из контекста фраз.

Новая чернобыльская Госпрограмма нацелена на комплексное социально-экономическое развитие пострадавших от катастрофы на ЧАЭС регионов. В ней четыре направления. Первое включает вопросы медицинского обеспечения, санаторно-курортного лечения и социальной защиты пострадавших от чернобыльской катастрофы граждан. Второе направление обеспечит проведение комплекса защитных мероприятий в лесном и сельском хозяйстве. Социально-экономическое развитие пострадавших регионов — отдельное направление, а четвертый блок касается научного обеспечения мероприятий Госпрограммы и информационной политики.

— Судя по заголовкам, авторов материалов больше всего беспокоит то, что Беларусь готова «засеять чернобыльскую зону».

— Возврат земель в сельскохозяйственное использование возможен лишь при условии, что выращенное на них будет соответствовать всем международным нормам по содержанию радионуклидов, а для работающих там людей будет обеспечена радиационная безопасность.

Трудно сказать, что авторы имели в виду под определением «чернобыльская зона». Профессионалы под этим понимают Полесский государственный радиационно-экологический заповедник (ПГРЭЗ). Он был создан в 1988 году на отселенных территориях Хойникского, Брагинского и Наровлянского районов Гомельской области. Там — около трети цезия-137, более 70% стронция-90 и 97% изотопов плутония, выпавших на территорию Беларуси. В заповедник даже попасть без специального пропуска невозможно.

В Беларуси загрязненные территории делят на три категории. К радиационно опасным землям относится Полесский заповедник и отдельные части пострадавших от катастрофы на ЧАЭС районов — так называемые зоны отчуждения. Такие «пятна» есть, к примеру, на карте Брагинского, Чериковского, Ветковского районов. Вторая категория — загрязненные радионуклидами земли, на которых можно жить при соблюдении правил безопасного проживания и землепользования. Сегодня на таких территориях проживает более миллиона белорусов. Именно эти земли мы обычно называем «чернобыльскими». Третья категория — это территории, где плотность загрязнения радиоцезием составляет менее одного кюри на квадратный километр. К «чернобыльским» районам они не относятся.

— Однако в Госпрограмме не уточняется, какие именно территории планируется использовать для нужд сельского хозяйства?

— Это и не должно уточняться в документе такого уровня! В Госпрограмму каждый гектар земли не запишешь. Отдельно хочу обратить внимание на то, что в Беларуси процедура возврата земель, выведенных из оборота в связи с радиоактивным загрязнением, очень сложная. Сначала проводится радиологическое и агрохимическое обследование почвы, затем данные направляются в Минздрав, Минсельхозпрод, Минприроды и другие ведомства на экспертизу. Прорабатываются вопросы обеспечения радиационной безопасности работников и просчитывается экономический эффект сельхозпроизводства. И лишь затем, по результатам всех оценок и подсчетов, готовится пакет документов, который при положительном заключении направляется в Совмин для принятия решения о возврате этих участков в оборот.

— На таких землях используют специальные технологии?

— Конечно. Начиная с 90-х годов прошлого века, в Беларуси работают современные технологии для минимизации накопления радионуклидов и получения на грязных землях чистой продукции. Их разработкой занимаются институты радиологии МЧС, почвоведения и агрохимии НАН Беларуси, Институт овощеводства и другие организации, в том числе российские и украинские. В Беларуси эти технологии используются максимально эффективно, поэтому в районах, пострадавших от Чернобыля, уже давно производится чистая продукция. Этот опыт высоко оценивается специалистами России, Украины и международных организаций.

— Обоснованы ли утверждения некоторых представителей белорусской оппозиции, что государство преуменьшает реальные последствия катастрофы на ЧАЭС и, как следствие, сокращает объемы финансирования чернобыльской программы?

— Общий объем финансовых средств на реализацию мероприятий Госпрограммы в 2011—2015 годах составит около 2,2 млрд. долларов. Действительно, по сравнению с аналогичной программой 20-летней давности расходы сократились: тогда основная доля средств чернобыльских программ уходила на переселение людей. А это — строительство поселков для переселенцев со всей необходимой инфраструктурой, дороги, газопроводы и т. д. Когда переселение было практически завершено, необходимость тратить столь большие средства отпала.

Реализация Государственных программ и межгосударственных проектов чернобыльской тематики, в том числе и в рамках Союзного государства, находится под постоянным контролем Президента Александра Лукашенко. Он лично посещает загрязнённые радионуклидами районы страны, из первых уст узнает от местных жителей об их проблемах и пожеланиях. По его инициативе новая Госпрограмма предусматривает увеличение в два раза ассигнований на создание более комфортных условий жизни на территориях, которые в 1986 году пострадали от аварии на ЧАЭС.

Беседовал Александр ЮРИН