5 июня 2012

Леонид Большов, директор ИБРАЭ РАН: «Постфукусимский синдром в обществе в основном изжит»

Atomic-Energy.ru
Выступление Леонида Большова при открытии форума "АТОМЭКСПО-2012"

В первый день работы международного форума «АТОМЭСКПО-2012» директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН) рассказал журналистам о своем видении ситуации в атомной отрасли через год после аварии на АЭС «Фукусима-дайичи»

«Год назад, на форуме «АТОМЭКСПО-2011», проходившем всего через несколько месяцев после Фукусимы, мы были уверены, что Россия должна продолжать развивать атомную энергетику, но не были уверены, согласны ли другие страны с этой нашей позицией. Сегодня же мы знаем, наша позиция разделяется большинством стран. Сегодня уже не стоит вопрос, нужно ли развивать ядерную энергетику – жизнь дала ответ на этот вопрос», - сказал он.

По словам Леонида Большова, события в Фукусиме показали, что российские атомщики хорошо выучили уроки Чернобыля. Уже в первый же день аварии в Фукусиме российские специалисты разработали прогноз развития ситуации, который полностью оправдался. На всех российских АЭС сегодня установлены дополнительные системы охлаждения на случай аварийных ситуаций, в окрестностях каждой АЭС установлены десятки датчиков радиационной обстановки, которые, в случае незапланированной утечки, дадут сигнал даже в том случае, если сигнал с АЭС о нештатной ситуации по каким-то причинам не поступил. В России действуют 14 круглосуточно работающих технических центров, поддерживающих работу кризисного центра Концерна «Росэнергоатом».

Леонид Большов подтвердил высказывавшееся на проходившей в конце мая конференции МНТК-2012 намерение о создании на базе операторов АЭС ряда стран единого кризисного центра по реакторам советской и российской конструкции. По его словам, в ходе обсуждения вопроса на специальном мероприятии ВАО АЭС 4 июня высказывались мнения о возможности создания в перспективе такого центра во всемирном масштабе.

Большов также сообщил, что новые проекты «быстрых» реакторов, разрабатываемых в рамках ФЦП «Ядерные энерготехнологии нового поколения» и проекта «Прорыв», равно как и проект нового легководного реактора ВВЭР-ТОИ, предусматривают при их разработке полное компьютерное моделирование как самого реактора, так и всех этапов его жизненного цикла, что позволяет создавать тренажеры для отработки операторами планов действий в случае возможных аварийных ситуаций.

«Постфукусимский синдром в обществе в основном изжит», -

резюмировал Леонид Большов, отметив, что в целом в мире необходимость развития ядерной энергетики никем не ставится под сомнение, а те случаи проявлений радиофобии, которые иногда наблюдаются, имеют под собой субъективную политическую природу.

В качестве иллюстрации к этому выводу директор ИБРАЭ РАН привел примеры с Мецаморской АЭС в Армении и Игналинской АЭС в Литве – когда в конце 1980-х годов сепаратистские движения, выступавшие за выход этих республик СССР, в своих политических целях эксплуатировали распространенные после Чернобыльской аварии радиофобские настроения, требуя закрыть АЭС и тем самым завоевывали себе дешевую популярность. Однако когда Армения и Литва добились независимости и оказались перед необходимостью обеспечивать свою энергетическую безопасность, то были вынуждены вернуться к атомной энергетике: работа Армянской АЭС была возобновлена, в Литве же общественность вплоть до 2009 года активно выступала против закрытия Игналинской АЭС. Можно вспомнить и недавние российские примеры, когда, например, определенные политические силы пытались заработать себе популярность на протестах против строительства Нижегородской АЭС, что, однако, так и не помогло им завоевать голоса избирателей. Все это свидетельствует о том, что радиофобские настроения не пользуются в обществе популярностью и большинство людей понимают необходимость развития атомной энергетики, что подтверждается и проведенными недавно социологическими опросами.