31 июля 2013

Создание "китайской альтернативы АР1000" затягивается

Китайские гиганты CNNC и CGNPH, несмотря на прямое распоряжение властей, по-прежнему не могут договориться об объединении усилий по созданию проекта реактора III поколения.

Напомним, в мае 2013 года национальное управление по энергетике (аналог минэнерго) и национальное управление ядерной безопасности Китая потребовали от корпораций CNNC и CGNPH объединить усилия для создания китайского реактора третьего поколения. До этого момента у каждой из корпораций был собственный проект тысячника, причём оба они могли похвастаться присутствием в родословной французских предков.

CNNC, иногда называемая за свой размер "малым министерством", разрабатывала проект ACP-1000. Хотя он до сих пор пребывает в бумажной стадии, на него имеется инозаказчик - Пакистан предлагает построить два блока с ACP-1000 на АЭС "Карачи".

У гуандунской корпорации CGNPH имелись виды на собственный вариант экспортночистого тысячника. Долгое время он был известен как ACPR-1000, сейчас употребляется название ACPR-1000+, или краткое внутрифирменное A+.

Особняком стоит компания SNPTC, созданная в Китае для локализации и адаптации технологий "Westinghouse". После Фукусимы различные модификации AP-1000 - в том числе, сверхмощный CAP-1700 - угрожают вытеснить конкурентов и стать рабочей лошадкой китайской отрасли.

В этом году может произойти знаковое событие. На площадке "Xudabao", за которую отвечает CNNC, может стартовать строительство двух блоков с клонами AP-1000. До Фукусимы здесь предполагалось возвести шесть блоков с CPR-1000. Таким образом, "Xudabao" станет первой в Китае площадкой, на которой американские клоны заменят французские.

Корпорация CNNC не испытывает ни малейшего счастья от принудительного перехода на технологию AP-1000.Она останется владельцем АЭС "Xudabao", однако контроль за спецификациями на 70% ядерного острова будет на этапе строительства принадлежать шанхайскому институту SNERDI - дочерней структуре SNPTC.

Иными словами, это означает - едва ли не любой поставщик для АЭС "Xudabao" будет обязан идти на поклон к SNERDI, читай, к SNPTC. Для считающей себя атомной элитой корпорации CNNC это обернётся мощнейшим ударом по самолюбию. И конечно же, недополученной прибылью. А также будущими конфликтами и разбирательствами при задержках и перерасходе сметы.

Естественно, что и CNNC, и оказавшиеся после Фукусимы в схожем положении гуандунцы стремятся как можно быстрее получить проекты реакторов III поколения, способных составить конкуренцию клонам AP-1000.

Центральные власти Китая устремления корпораций поддерживают, но с одним уточнением. Из Пекина не видно больших различий между ACP-1000 и A+, что и неудивительно, учитывая, что оба проекта основаны на одном и том же CPR-1000.

Но если нет большой разницы, то почему бы не создать единый стандартизованный китайский тысячник третьего поколения и перестать дублировать усилия проектантов обеих корпораций?

Свой интерес имеется и у регулятора. Китайский надзорный орган, обслуживающий самую быстрорастущую в мире атомную программу, испытывает перманентную нехватку ресурсов. Естественно, регулятор предпочитает рассматривать единый проект от CNNC/CGNPH, а не два хоть и близких друг к другу, но всё же разных реактора.

Отдать распоряжение о слиянии проектов легко. Выполнить его, особенно в китайских реалиях, труднее. Пока ведутся напряжённые переговоры, появились первые пострадавшие.

Корпорация CNNC на своей площадке "Fuqing" готовилась приступить к строительству блоков №№5-6 с ACP-1000 и даже начала контрактацию и закупки оборудования. Теперь она оказалась перед выбором - либо переориентировать блоки на клоны AP-1000, либо приостановить работы до наступления ясности по единому проекту. Конечно же, CNNC предпочла второй вариант, и работы на "Fuqing-5/6" были заморожены.

Камни преткновения, мешающие корпорациям создать объединённый ответ сторонникам "Westinghouse", следует искать не в технике, а в цепочках поставщиков.

Слить ACP-1000 и A+ в единый проект не так трудно с технической точки зрения. Проблема в том, кто и за что будет отвечать?

Источники утверждают, что позиции CNNC на переговорах сильнее. Предположительно, малое министерство возьмёт на себя ядерный остров единого проекта, а гуандунцы - турбинный.

Жёсткие споры ведутся буквально по каждой позиции. Например, у обеих корпораций есть собственные поставщики распределённых систем управления - "China Nuclear Control System" у CNNC и "China Techenergy Co." у гуандунцев. Каждая из корпораций отказывается работать с поставщиком от конкурентов. Кто в итоге одержит верх, неясно.

За дискуссией пристально наблюдают французы - EDF и AREVA. В прошлом году французские компании объявили о создании совместного предприятия с CGNPH для разработки реактора III поколения - предположительно, на базе ATMEA-1, который, в свою очередь, AREVA создаёт совместно с японской "Mitsubishi Heavy Industries".

С тех пор многое изменилось. Прежде всего, проект ATMEA-1 получил - благодаря усилиям японской стороны - первых потенциальных клиентов из Турции и Вьетнама, что позволило группе AREVA вздохнуть с облегчением. Потребность для группы в проекте тысячника теперь не такая острая, как год назад.

Зато интерес EDF к китайским технологиям только возрос. Французская компания вела с гуандунцами разработку проекта ACE-1000 (тысячник под давлением) и хотела бы подключиться к единому проекту CNNC и CGNPH.