21 июля 2014

После шести раундов переговоров по иранскому атому - новый срок

Шестой раунд переговоров между Ираном и "шестеркой" международных посредников по урегулированию иранской ядерной проблемы завершился в ранние часы субботы спешно созванной ночной пресс-конференцией, на которой министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф и глава внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон официально объявили о продлении переговорного периода до 24 ноября при сохранении взаимных обязательств, которые были приняты в Женеве в ноябре прошлого года.

"Хотя мы достигли ощутимого прогресса по некоторым из вопросов и работали вместе над текстом Совместного всеобъемлющего плана действий (так должен называться новый документ), остаются существенные расхождения по некоторым ключевым вопросам, которые потребуют больше времени и усилий",

— говорится в заявлении.

Шестой раунд начался 2 июля и был самым долгим за весь период с 20 января, когда вступил в действие Совместный план действий, принятый в Женеве 24 ноября 2013 года, и дававший Ирану и "шестерке" (США, Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай) полгода на выработку всеобъемлющего соглашения о гарантиях исключительного мирного характера иранской ядерной программы и порядке снятия международных санкций против ИРИ. Согласно женевскому документу, стороны по взаимному согласию могли продлить его действие, но не выходить за рамки года с момента принятия — отсюда возник новый крайний срок 24 ноября.

В заявлении Эштон и Зарифа делается упор на то, что в течение прошедших шести месяцев стороны четко выполняли взятые на себя обязательства. Как бы в подкрепление этого тезиса, одновременно с пресс-конференцией в Вене, госсекретарь США Джон Керри объявил в Вашингтоне, что США размораживают на дополнительное время переговоров еще 2,8 миллиарда долларов из ранее заблокированных средств. В его заявлении, опубликованном на сайте Госдепартамента, сообщается также, что Иран, в свою очередь, в течение следующих четырех месяцев превратит все свои оставшиеся 25 килограммов урана, обогащенного до 20%, в топливо для тегеранского исследовательского реактора, что сделает невозможным, при наличии инспекций МАГАТЭ, превращение его в заряд для ядерного оружия. При этом Иран сохранит установленные женевскими договоренностями пороги для гексафлорида урана, обогащенного до 5%, а все, что сверх того — обещает превращать в оксид урана.

"Мне ясно, что мы добились ощутимого прогресса в наших всеобъемлющих переговорах, но есть реальные расхождения в некоторых областях. У нас сегодня есть проект документа, который покрывает главные темы, но по-прежнему остаются несогласованные места и пробелы",

— говорится в заявлении Керри. По его словам, есть прогресс в определении будущего тяжеловодного реактора в Араке, который производит плутоний, и по изменению назначения реактора в Форду. Также есть продвижение в гарантиях непревращения низкообогащенного урана в оружейный. Достигнута договоренность по расширенному мониторингу и верификационным процедурам, которые "выходят за рамки статус-кво".

Для администрации США очень важно доложить о прогрессе на переговорах, чтобы убедить Конгресс не вводить новые санкции против Ирана. Замглавы МИД РФ Сергей Рябков, возглавляющий делегацию России на переговорах, сказал журналистам перед отлетом из Вены, что ни по Араку, ни по Форду радикального приближения к цели не произошло. По его словам, переговоры находятся в стадии обсуждения и обоснования различных моделей реконфигурации этих реакторов, из которых политики затем должны будут сделать выбор.

"Прежде чем какое-то решение принимается политиками, надо обеспечить, чтобы вся материальная часть была на месте",

— сказал он.

Однако, как сообщали участники переговоров и ранее, главным камнем преткновения стал вопрос о регулировании обогатительной программы Ирана на заводе в Натанзе.

"Этот вопрос является абсолютно принципиальным компонентом любого потенциального всеобъемлющего соглашения. Нам предстоит еще очень много работы в этой области, как и в других",

— говорится в заявлении Керри.

Сам госсекретарь США провел в Вене три дня с 13 по 15 июля и провел несколько длительных встреч со своим иранским коллегой Зарифом. Источники, близкие к переговорам, сообщали, что на данном этапе именно двусторонний диалог США — Иран по проблематике обогащения вышел на первый план. От того, удастся ли добиться прорыва, зависело, смогут ли переговорщики выработать итоговый документ к 20 июля, как они стремились.

Этого не произошло.

"К сожалению, нет решения и развязок по многим вопросам. В силу этого требуется дополнительное время",

— сказал глава российской делегации Рябков. Но тут же добавил, что прошедшие шесть раундов продемонстрировали "политическую волю" к достижению компромиссов и выработке соглашения как в Тегеране, так и во всех столицах стран "шестерки".

"Считаем, что мы отработали весь этот период достойно. И есть хороший трамплин перед нами",

заметил Рябков.