24 марта 2015

Франция срывает ядерную сделку с Ираном

(Фото Reuters)

После очередного раунда интенсивных разноформатных переговоров по иранской ядерной программе Ирана в Лозанне главы МИД Франции, Великобритании и Германии, а также госсекретарь США Джон Керри встретились в Лондоне. Хотя «шестерка» и Тегеран вплотную приблизились к консенсусу, некоторые вопросы все еще требуют обсуждения. Особенно жесткую позицию по отношению к Исламской Республике Иран (ИРИ) неожиданно заняла Франция. Между тем до заключения политического соглашения осталось чуть больше недели, и упустить эту «историческую возможность» не хотят ни США, ни ЕС.

Дискуссии по поводу иранской ядерной программы тянутся уже около 12 лет. «Шестерка» международных посредников (Великобритания, США, Франция, Россия, Китай и Германия) убеждают Иран ограничить ядерную программу в обмен на снятие экономических санкций, и договориться стороны должны до приближающегося дедлайна (до 31 марта решено достичь политического, а до 30 июня – окончательного детального соглашения).

С 18 по 20 марта в Лозанне прошел очередной полноформатный раунд переговоров при участии ЕС. Российскую сторону представлял заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. В субботу министры иностранных дел Франции, Великобритании и Германии встретились с Керри в британской столице. В переговорах приняла участие верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини.

Участники лондонской встречи признали: в переговорах с Тегераном есть нюансы, требующие разрешения.

«Мы не будем заключать плохую сделку, нарушающую наши основные принципы», – заявил глава британского МИДа Филип Хаммонд. «Речь идет не о плохой или хорошей сделке, – возразил министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. – Все, что нам нужно, – это разумный, долгосрочный результат переговоров, который предотвратит несанкционированный доступ Ирана к технологии по созданию ядерного оружия».

Наиболее критично высказался французский министр иностранных дел Лоран Фабиус:

«Франция хочет действительно надежного соглашения, которое гарантирует, что Иран будет иметь доступ к ядерной энергии, но не к атомной бомбе».

Если США выступают за постепенную отмену антииранских санкций по мере того, как Тегеран будет выполнять условия соглашения, то Париж убежден в том, что ограничения должны оставаться в силе более длительный срок. Сторонам ясно одно: подписание всеобъемлющего соглашения не приведет к автоматическому снятию санкций, как этого хочет Иран, поскольку отмена ограничений – долгий процесс.

Кроме того, Париж и Вашингтон расходятся во взглядах по поводу срока действия всеобъемлющего соглашения. Речь идет о времени, когда контроль над ядерной программой Тегерана со стороны МАГАТЭ будет действовать без качественных и количественных изменений иранской ядерной инфраструктуры. Франция настаивает на том, чтобы этот контроль длился не менее 15 лет, а США говорят о 10 годах. В последующие же 5 лет Вашингтон готов позволить иранцам заменять старые центрифуги, вводить в эксплуатацию новые и т.д.

Наконец, разногласия касаются количества допустимых для ИРИ центрифуг. Американская сторона согласна на то, чтобы их в Иране осталось 6–6,5 тыс., Франция выступает против.

«Такую жесткую позицию Франция стала занимать относительно недавно, и понять, в чем ее причины, довольно сложно. Можно предположить, что французы ориентируются на Израиль или на оппонентов Обамы – республиканцев, – отметил старший научный сотрудник Института востоковедения РАН профессор Владимир Сажин. – Израиль понять можно: для Ирана он является главным противником – и в идеологическом плане, и в плане арабо-израильского конфликта. И республиканцев тоже: они борются не против Ирана, а против Демократической партии. Иран является инструментом внутриполитической борьбы в США».

«В нынешнем раунде переговоров в некоторых областях возникли общие позиции, что может послужить основой для окончательного соглашения, – отметил президент Ирана Хасан Рухани. – Санкции и угрозы бесполезны. Целью должна стать новая эра сотрудничества». «С тех пор как Обама провозгласил направление на решение иранской ядерной проблемы, а к власти в Иране пришел Рухани, я настроен оптимистично, – подчеркнул Сажин. – Ведь он тоже заинтересован в решении этой проблемы, даже идя на определенные компромиссы, что, в общем-то, удивительно для иранцев: компромиссы они не любят. Я думаю, что антииранские санкции будут сниматься постепенно, шаг за шагом, в соответствии с предложенным еще несколько лет назад проектом министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Иран проводит определенные меры по решению аспектов, которые заложены или будут заложены в документах, – и санкции снимаются».

Эксперт добавил, что отмена ограничений для Ирана изменит ситуацию на Ближнем Востоке. Политический и экономический статус ИРИ значительно повысится.

«Вполне возможно, что постсанкционный Иран – по крайней мере в экономическом плане – будет ориентироваться на Запад»,

– заключил Сажин.