5 марта 2021

Михаил Мишустин распорядился поддержать развитие бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний в России

Максим Кузин Визит Михаила Мишустина в ИЯФ СО РАН Максим Кузин

5 марта 2021 г. в рамках рабочего визита в Новосибирск председатель Правительства РФ Михаил Мишустин посетил Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН (ИЯФ СО РАН). В мероприятии также приняли участие заместитель председателя Правительства Д. Н. Чернышенко, министр здравоохранения М. А. Мурашко, министр науки и высшего образования В. Н. Фальков, губернатор Новосибирской области Андрей Травников, председатель СО РАН, академик Валентин Пармон, директор ИЯФ СО РАН, академик Павел Логачев, директор Института катализа им. Г. К. Борескова СО РАН, академик Валерий Бухтияров и другие. На встрече в ИЯФ СО РАН Михаил Мишустин распорядился поддержать развитие бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний в России.

В рамках встречи директор ИЯФ СО РАН, академик Павел Логачев сделал обзорную презентацию основных направлений работы института и рассказал о прикладных разработках. В частности, он рассказал о результатах в создании источника нейтронов для бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний (БНЗТ).

БНЗТ – это способ избирательного поражения клеток злокачественных опухолей. В раковых клетках накапливают изотоп бора-10, затем опухоль облучается потоком нейтронов, которые поглощаются ядрами бора. В результате ядерные реакции, которые сопровождаются большим энерговыделением, уничтожают пораженные клетки.

Специалисты ИЯФ СО РАН создали нейтронный источник для компании TAE Life Sciences (США), предназначенный для клинических испытаний бор-нейтронозахватной терапии. Ожидается, что клинические испытания на этой установке начнутся в 2021 году в госпитале г. Сямынь (Китай). Кроме того, в ИЯФ СО РАН ведутся работы по созданию ускорителя для БНЗТ на площадке ИЯФ СО РАН, но перспектива внедрения БНЗТ в клиническую практику в России пока остается под вопросом.

Павел Логачев:

– Ускорительный источник для бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний – это проект, который удалось реализовать благодаря напряжённой тридцатилетней работе над сразу несколькими направлениями нашего института. К ним относится физика высоких энергий, физика ускорителей и физика плазмы. Если вы умеете адресно доставить в больные клетки атомы бора, а потом равномерно облучить организм нейтронами с правильной энергией…

Михаил Мишустин:

– …То вы фокусируетесь на метастазах и опухолях.

Павел Логачев:

– Да. Взрывы от соединения бора с нейтроном происходят только в больных клетках, энергия выделяется локально, и погибает только та клетка, которая должна погибнуть. Эта технология открыта давно, но не получила своего развития, поскольку ранее не существовало надежного компактного источника нейтронов, который можно установить в клинике. Поэтому мы создали такой источник. Сейчас мы приближаемся к фазе доклинических и клинических испытаний и просим поддержать эти работы для того, чтобы в самой ближайшей перспективе мы вышли на лечение людей.

Михаил Мишустин:

– Бор-нейтронозахватная терапия – это важнейшее направление. Я знаю, что этим серьёзно занимаются японцы и американцы, но тот прогресс, который есть у нас, позволяет надеяться, что в ближайшие несколько лет мы все-таки добьемся фокусировки. Есть вопросы, как доставить его, есть вопросы фокусировки, но я бы попросил вас обязательно работать с врачами, потому что доклинические испытания и фокусировка именно на лечение будут важным залогом того, чтобы масштабировать это научное открытие на соответствующую клинику. И мы, конечно, поможем. Около 800 миллионов рублей, которые необходимы, (…), эти средства будут выделены. У вас, наверное, есть график, соответственно, все необходимое будет сделано. Это очень важно, особенно, для людей, которые, к сожалению, страдают онкологическими заболеваниями.

Павел Логачев отметил, что в развитии бор-нейтронозахватной терапии Институт ядерной физики находится на той стадии, которую трудно пройти без помощи надзорных органов и Правительства РФ. Речь идет о начале доклинических и клинических испытаний.

«Собственно, этот вопрос сегодня и был принципиально решен. Для нас это означает, что мы сможем ближайшие полтора-два года начать помогать людям», – прокомментировал он.