18 января 2022

Уголь стал лидером энергетического роста 2021 года

Яндекс Яндекс

Уголь стал лидером энергетического роста 2021 года и заметно обогнал возобновляемую энергетику. Это случилось из-за стечения обстоятельств – в том числе европейских усилий по борьбе с глобальным потеплением. Пока остается неясным, окажется ли такая ситуация устойчивой.

Международное энергетическое агентство опубликовало отчет о положении дел в мировой энергетике за 2021 год. Согласно ему, вытеснение угля и углеродных топлив в прошлом году не только приостановилось, но и пошло вспять. Агентство надеется, что это разовая акция, и что в ближайшие годы угольная и газовая генерация расти не будут. Однако ряд обстоятельств указывают в ровно противоположном направлении.

В 2020 году мировая экономика испытала резкий спад потребления топлива – в том числе и энергетического угля. Вызвано это было сокращение потребления энергии из-за просадки промышленности во всем мире за исключением, из крупных стран, одного Китая. В последнем был, разумеется, рост, поскольку его власти быстро остановили эпидемию коронавируса, и экономическая активность там еще весной 2020 года вернулась в нормальное русло.

В 2021 году западные страны активно вакцинировали свое население. И хотя это не позволило остановить коронавирус, смертность от него несколько упала, а локдауны стали намного менее частыми. Вкупе с продолжающимся ростом китайской и индийской экономик это привело к резкому росту спроса на энергию. В настоящее время 53% мирового угля потребляет Китай, и еще 12% – Индия.

Вдобавок Китай активно наращивает потребление природного газа, поскольку тот при сгорании выделяет намного меньше вредных микрочастиц, убивающих людей, чем уголь. Параллельно повышенный спрос на газ создала Европа: там в прошлом году ввели углеродные квоты. Согласно ним, ТЭС должны платить за выбрасываемый ими углекислый газ. При сгорании угля на киловатт-час электроэнергии образуется кратно больше СО2, чем при сжигании газа. Поэтому европейские электростанции с прошлого года начали резко подстегивать спрос на газ, а сжигание угля постарались снизить до минимума.

Результатом стал резкий дефицит газа и разгон цен на него. Страны типа Китая и Индии не могут позволить себе сжигать слишком много газа по таким ценам, поэтому они были вынуждены переключить часть своего энергетического роста на уголь – благо европейская борьба против СО2 на угольном рынке не создала такого же ценового давления «вверх», как это было в случае газа.

[Запас угля на открытой площадке у угольной ТЭС Хекинан, центральная Япония. Пыль от таких гор угля серьезно угрожает здоровью людей, проходящих мимо или просто живущих поблизости / ©Wikimedia Commons]
Запас угля на открытой площадке у угольной ТЭС Хекинан, центральная Япония. Пыль от таких гор угля серьезно угрожает здоровью людей, проходящих мимо или просто живущих поблизости / ©Wikimedia Commons

Международное энергетическое агентство собрало цифры за 2021 год, резюмирующие сложившееся положение вещей. Выработка электричества на угле в прошлом году выросла на 9%, ГЭС, СЭС и ВЭС – на 6%. Но поскольку доля ГЭС, СЭС и ВЭС в общемировой выработке все еще кратно ниже, чем у угля, то уголь удовлетворил более половины от общего роста потребления электричества в мире.

Для остальных отраслей энергетики прошлый год был не таким успешным. АЭС нарастили свою выработку лишь на 3,5%, газ – и вовсе только на 2,0%. Причиной последнего может быть и тот факт, что европейские государства, в рамках борьбы с выбросами углекислого газа, последовательно борются с кредитованием банками новых газовых проектов. Поэтому добыча газа в Европе убывает, да и крупные европейские компании, типа BP и Shell, не торопятся инвестировать в газовые проекты за границей. Всего в прошлом году выработка электричества от ископаемого топлива выросла на 950 миллиардов киловатт-часов (Россия, для сравнения, потребляет триллион в год). Генерация от ГЭС, СЭС и ВЭС выросла на 463 миллиарда киловатт-часов, то есть в два с лишним раза меньше. В результате количество СО2, выбрасываемого энергетикой в атмосферу за один прошлый год выросло на 7%.

Может показаться, что меры по борьбе с выбросами углекислого газа резко наращивают эти самые выбросы. Но, хотя для 2021 года это и так, в ближайшие годы такая ситуация вряд ли повторится. Дело в том, что в 2021 году на планете шла слабая Ла-Нинья, погода в Европе была не очень ветреной, и это заметно подавляло ветровую генерацию там. Кроме того, в прошлом году заводы по производству удобрений и алюминия в Европе пробовали работать по обычным, круглогодичным графикам. Сейчас, в силу высоких цен на газ, подобное производство там заметно сжалось. Вряд ли оно устойчиво восстановится в ближайшее время, потому что высокие цены на газ на какое-то время станут новой нормой. Производство удобрений требует много метана, а алюминия – электроэнергии. Снижение их производства в Европе, вкупе с растущей генерацией от ветровых электростанций, может привести к остановке быстрого роста потребления угля. Стабилизация его потребления в ближайшие три года прогнозируется в отчете Международного энергетического агентства.

Скорее всего, так и случится. Однако на более длительных отрезках времени рост потребления угля еще возобновится. На это указывает закрытие АЭС в Германии (последние закроют в этом году) в силу антиатомных настроений. Точно такие же закрытия намечены в Японии. Причем японцы, понимая, что не смогут добиться устойчивой замены атомной генерации солнечными батареями, планируют замещать их, построив 22 новые крупные угольные электростанции (мощностью до 1,3 гигаватта каждая). Менее углеродоемкий природный газ не был выбран японцами потому, что на мировом рынке он заметно дороже угля. Экономический рост в Китае и Индии продолжается, а удовлетворить энергетические потребности этих стран без угля пока будет стоить слишком дорого.

Всего Китай, Индия, Индонезия, Япония и Вьетнам планируют построить 600 угольных ТЭС, суммарной мощностью более 300 гигаватт. Это небогатые страны (только Япония средняя по доходам на душу населения): построив электростанцию, они не закроют ее в ближайшие 40 лет. И хотя западная пресса активно критикует эти решения, настаивая, что электричество от СЭС и ВЭС уже дешевле, чем от угля, на деле ситуацию более сложная: строительство ТЭС все еще более дешевый путь решения проблем энергетики, чем ветряки или солнечные батареи. О том, почему так, Naked Science писал здесь.