28 февраля 2014

На 115-й сессии Ученого совета ОИЯИ

ОИЯИ
Александр Ольшевский, Рихард Ледницки, Лучано Майани. Вручение премии имени Бруно Потекорво

Неделю назад в  Дубне завершилась сессия Ученого совета, на которой обсуждены перспективные направления деятельности Института, результаты работы коллектива в 2013 году и планы на 2014-й. На сессии была вручена премия имени Бруно Понтекорво профессору Лучано Майани,  члену  Итальянской академии наук и Американского физического общества, почетному доктору  Санкт-Петербургского государственного университета, экс-директору ЦЕРН –  за выдающийся вклад в физику элементарных частиц, в частности, физику слабых взаимодействий и нейтрино. Профессор Лучано Майани выступил на сессии Ученого совета ОИЯИ с научным докладом.

Решением Ученого совета присвоены звания «Почетный доктор ОИЯИ», их удостоены профессор Лачезар Костов, Болгария, профессор Рудольф Майер, Германия, и профессор Содном Энхбат, Монголия. Утверждено решение жюри о присуждении премий ОИЯИ за 2013 год.

Корреспонденты еженедельника «Дубна» обратились к членам Ученого совета с просьбой рассказать о наиболее ярких событиях в жизни научных центров, в которых они работают, о том, какие направления в плане ОИЯИ 2014 года кажутся им особенно актуальными, обратиться с пожеланиями в адрес коллектива Института, соотечественников, работающих в Дубне.

Геннадий Михайлович Зиновьев, заведующий отделом физики высоких плотностей энергии Института теоретической физики имени Н.Н. Боголюбова Национальной академии наук Украины:

– Институт теоретической физики, в котором я работаю, появился в некотором смысле как некое дочернее предприятие Лаборатории теоретической физики ОИЯИ. У нас был общий директор, великий физик и математик Н.Н. Боголюбов, который долго жил на Украине, работал в Киевском университете и всегда очень тепло относился к этой стране. Одной из его идей было создание Института теоретической физики в Украине…

– Расскажите о наиболее ярком направлении теоретической физики, которым занимаются в вашем институте.

– Я свою научную деятельность начинал в Дубне, а потом, когда создали институт, поехал в Киев. Сначала там ничего этого не было, мы сами как-то развивались под влиянием идей Николая Николаевича, он их поддерживал.  Одна из идей была связана с представлением о том, что в высокоэнергетических соударениях очень большой энергии могут быть некие эффекты, которые связаны с появлением неожиданных состояний материи в экстремальных условиях. Это была идея, которая потом трансформировалась в идею существования нового состояния вещества, кварк-глюонной плазмы. Мы этой идеей занимались, продвигали везде, в том числе в США и Европе. И, как вы знаете, в мире удалось создать очень серьезное научное комьюнити, которое действительно сумело убедить мир в необходимости серьезной программы исследований. Так возникли все очень популярные сейчас проекты, связанные с изучением столкновений релятивистских тяжелых ионов и возможным образованием нового состояния материи – кварк-глюонной плазмы.

Отсюда и сформировалось то, что сейчас может создать новое направление в физике элементарных частиц в ОИЯИ – то, что связано с проектом NICA и изучением ядерных столкновений. Ученых, которые с теоретической точки зрения способны продвигать новые идеи и имеют оригинальные взгляды, здесь много. Они действительно могут обеспечить серьезное теоретическое содержание проекта NICA … Очень важно, что здесь есть контакт с молодежью, университет, люди приезжают из разных стран. Я уверен, что перспективы ОИЯИ в этом направлении очень хорошие. Могу твердо сказать, что мы будем активно участвовать, будем помогать.

Борис Викторович Гринев, первый заместитель председателя Государственного агентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины:

– У нас организовано крупное, в масштабах всей страны, сотрудничество с Институтом. Хорошим показателем является то, что коллектив молодых ученых, в который входили украинские специалисты из Киевского национального университета имени Т. Г. Шевченко и сотрудники ЛНФ ОИЯИ, получили премию президента Украины за лучшую работу по физике. Это очень приятно, такого раньше у нас не было. Мы проводим очень хорошую системную работу – каждый год организуем семинар, на котором отчитываются все украинские сотрудники, работающие в разных лабораториях Объединенного института. И видно, как на глазах растет квалификация, как люди ответственно к этому относятся и как повышается их уровень работ. Очень интересная форма, я бы рекомендовал ее и другим полномочным представителям стран-участниц.

Хорст Штокер, научный директор Гельмгольц-центра по изучению тяжелых ионов  GSI, Дармштадт.

– GSI в Дармштадте и ОИЯИ сотрудничают в различных областях физики, в том числе по синтезу сверхтяжелых элементов, релятивистской ядерной физике,  в течение многих десятилетий. Наше сотрудничество в последние годы получило новый импульс, приобрело новое ускорение в связи с реализацией проекта NICA в Дубне и проекта FAIR, который создается рядом с GSI в Дармштадте. Коллаборация приобрела новые черты, потому что много наших сотрудников участвуют в этих проектах в Дубне, в России и, соответственно, много ученых из ОИЯИ активно сотрудничают в GSI и по проекту FAIR. Двустороннее сотрудничество – это очень важно.

Борис Юрьевич Шарков, научный директор FAIR, директор Исследовательского центра «FAIR – Россия»:
– Как председатель экспертного ускорительного комитета я очень внимательно слежу за тем, что происходит по проекту NICA. Часто, раз в два месяца, бываю на площадке и вижу существенные изменения, зримый прогресс в подготовке измерительных и сборочных стендов  и всей инфраструктуры. Создана, я бы сказал, самая передовая, самая современная технологическая цепочка. Поэтому я только радуюсь за своих дубненских коллег и оптимистично смотрю на выполнение графика.

Денеш Надь, почетный профессор Научно-исследовательского центра физики имени Вигнера  (Будапешт, Венгрия):

– Для нас самая важная область в исследованиях, проводимых в ОИЯИ, – нейтронная физика. Вы знаете, что у нас тоже работает реактор, и у нас поддерживается очень тесное сотрудничество с коллегами в экспериментах на ИБР-2. Думаю, если подвести итоги прошлого года, для нас стало самым важным, что ИБР заработал в полноформатном пользовательском режиме. Я вхожу в комитет экспертов, отбирающих лучшие предложения на эксперименты в ЛНФ, и вижу, как растет их число: мы вынуждены отсеивать уже 30 процентов заявок, это гораздо больше, чем год назад. Конечно, есть и другие области сотрудничества – физика тяжелых ионов; надеюсь, будут развиваться контакты и по проекту NICA. Я думаю, что формальные связи между ОИЯИ и Венгрией через несколько месяцев получат новое развитие, но не будем опережать события.

С научным докладом «Нерешенные проблемы физики нейтрино и астрофизики и потенциал эксперимента на Байкале» на сессии выступил член Ученого совета В. А. Рубаков, главный научный сотрудник Института ядерных исследований (Москва, Россия):

– Сейчас очень интересная ситуация складывается в нейтринной астрофизике. Появились довольно серьезные указания на то, что имеются потоки нейтрино космического происхождения, и как всегда больше вопросов, чем ответов, но сигнал только-только начал появляться. Нейтрино чем замечательно? Оно выходит из области своего рождения, проходит сквозь толщу вещества и не отклоняется магнитными полями. Поэтому, замечая направление, откуда оно пришло, можно узнать, где источник. В отличие от космических лучей, которые «запутываются» в магнитных полях, и понять, где они зародились невозможно. Вопрос об их источнике стоит много десятков лет и до сих пор не решен. А нейтрино могут нам прямо сказать, где их космический «ускоритель»…

Что касается доклада по текущему состоянию дел в ОИЯИ, то в нем для меня не было неожиданностей – здесь хорошо все развивается, как в оазисе среди нашей действительности.

Эндрю Харрисон, исполнительный директор Центра синхротронного излучения (Дидкот, Великобритания):

– Ваши планы впечатляющие, исследовательская программа ОИЯИ – на самом высоком мировом уровне. Например, научная программа по нейтринной физике – это не только очень высокий уровень, она еще и комплементарна тому, что делается в ведущих мировых центрах и имеет хорошую перспективу. Что касается моих личных научных интересов – физики нейтронов, то по поводу самого реактора можно сказать – он работает, и научная тематика ИБР-2 на самом высоком уровне.

Я надеюсь, что исследовательская программа Института будет выходить на более высокий уровень сотрудничества с европейскими центрами и ОИЯИ, как международная организация на территории России, станет мостом между Европой и Россией. Для меня совершенно очевидно, это следует из прозвучавших на сессии докладов, что здесь ведется большая работа по развитию установок, и вы обладаете большим техническим опытом в деле модернизации и развития экспериментального комплекса.

Ольга Тарантина Еженедельник ОИЯИ «Дубна: наука, содружество, прогресс»,
перевод Отилии Куликов

Каталин Борча, профессор Национального института физики и ядерной технологии имени Хории Хулубея (Бухарест, Румыния):

– В первую очередь хочу сказать о нашем лазерном проекте. В Бухаресте началось строительство научно-исследовательского центра Extreme Light Infrastructure – Nuclear Physics (ELI-NP), в котором будет смонтирован самый мощный в мире  лазер.  Проект объединяет 13 стран Евросоюза. Им руководит профессор Сидней Галлес, член Ученого совета ОИЯИ и в прошлом директор GANIL. Это один из трех центров европейского инфраструктурного мегапроекта ELI. Его основа это лазер на 10 петаватт, который будет самым мощным в мире.

В последнее время в Институте происходит существенное обновление, причем не только в научной тематике, но и в кадровых вопросах. Например, назначение на пост и. о. вице-директора молодого физика-ускорительщика Григория Трубникова. Идея расширить состав дирекции, одновременно внеся соответствующие изменения в Устав Института, была высказана на предыдущей сессии КПП. Это хорошо, когда молодое поколение приходит к управлению Институтом, так сказать, на ходу, осваивая опыт и знания предыдущих поколений, и в то же время привнося новую энергию и новые идеи.

Мечислав Будзиньски, директор Института физики Университета Марии Кюри-Склодовской (Люблин, Польша):

– Я знаю ОИЯИ уже 41 год. Теперь это совсем другой институт. Современный, с прекрасным оборудованием и европейской системой управления. Этого в 70-е годы не было. Все проекты развиваются на основе конкурсов, широко обсуждаются с участием международных экспертов. И есть лидеры, ответственные за каждое дело.

В тематике, которая обсуждается на Ученом совете, меня прежде всего привлекает нейтринная физика. И нейтронная физика в ЛНФ. Интересуют прикладные исследования в ЛЯР. Очень яркие работы там же по радиоактивным пучкам. Так что вы видите, практически все заслуживает большого интереса. Я очень доволен, что мы имеем большие и тесные контакты с этим Институтом, что у нас есть совместные работы. И надеюсь, все это будет продолжаться.

Иван Вильгельм,  профессор Карлова университета (Прага, Чехия): 

– Недавний визит делегация Чехии во главе с министром образования, молодежи и спорта Далибором Штысом сыграл важную роль в развитии нашего сотрудничества как в научной сфере, так и в образовательных программах. В последние годы мы наблюдаем значительный рост интереса чешских студентов-физиков к Дубне. Мы им объясняем, и сами они скоро узнают на собственном опыте, что нигде им не уделяют столько внимания и заботы, как здесь. И им это приносит неоценимую пользу, потому что ученые и специалисты, работающие с ними в ОИЯИ, – очень образованные, опытные наставники и могут детально объяснить самые сложные предметы. И столько, сколько наши молодые физики получают здесь, несравнимо с тем, что  им может дать пребывание в других научных центрах.

Что касается докладов и обсуждений на проходящей сессии, видно, что в Дубне развивается очень много разных тем и проектов – и в теоретической, и в экспериментальной физике. Все это очень быстро растет и расширяется. Это не значит, что надо как-то административным образом уменьшать  число этих тем.  Но надо смотреть, что, как и когда приносит весомые результаты, выходит на передовой уровень в мире. Чтобы Институт оставался конкурентоспособным во всех этих направлениях и чтобы это повышало его научный престиж.