Эксперты о рабочей встрече Владимира Путина с Сергеем Кириенко

Жамбалнимбуев Бато-Жаргал

24 июня, состоялась рабочая встреча председателя правительства РФ Владимира Путина с генеральным директором госкорпорации «Росатом» Сергеем Кириенко. На встрече обсуждались результаты работы отрасли за полугодие, а также планы на ближайшее будущее. С учётом трагедии на АЭС «Фукусима» в Японии особое внимание в ходе беседы было уделено вопросам безопасности работы российских атомных электростанций. Как доложил премьер-министру РФ  Сергей Кириенко, эксперты, в том числе и зарубежные, обследовавшие АЭС в России, подтвердили, что  все российские атомные станции полностью соответствуют действующим российским и международным нормам в области безопасности. На встрече Сергей Кириенко в частности, отметил, что после фукусимской трагедии на российских АЭС после проведено более 100 проверок.

 

Бато-Жаргал Жамбалнимбуев, член комиссии Совета Федерации РФ по естественным монополиям:

Думаю, что сегодня можно с большой долей уверенности говорить о высокой безопасности отечественных атомных станций. События в Японии были восприняты российскими атомщиками как повод организовать полномасштабные проверки собственных АЭС. Вопросы безопасности станций всегда стояли в приоритете, а после «Фукусимы» – в особенности. Важно то, что общественность о результатах этих проверок была проинформирована в полной мере и, более того, она являлась и активным участником этих проверок. Вообще такое активное взаимодействие с населением я считаю очень правильным. Это снимает напряжение, которое существует в обществе по отношению к атомной энергетике, особенно сейчас, после японской аварии.

Это тем более важно, что мы видим, к каким последствиям может привести отрицательное отношение к атомной энергетике со стороны людей. За примерами далеко ходить не надо – Германия и Италия. Уверен, что немцы совершают большую ошибку, отказываясь от атомных технологий. Это влечет за собой массу негативных последствий. Во-первых, неизбежное повышение тарифов на электричество, поскольку альтернативные источники, которые Германия намерена развивать, стоят дорого. Во-вторых, повышение опасности загрязнения окружающей среды, поскольку замещать атомную генерацию будут, по крайней мере, ближайшие годы, углеводородами, дающими большой выброс в атмосферу углекислого газа. И, наконец, отказ от ядерной энергетики влечет за собой неизбежную утрату технологий, потерю компетенций. Так что мнение населения много значит в таком деле, как развитие атомной генерации. У нас, как свидетельствует большинство опросов, люди склонны скорее доверять атомщикам.

Хочу отметить вот еще что: несмотря на отказ некоторых стран от ядерной энергетики, мир в целом от идеи развития мирного атома не отказался. Сегодня наиболее живой интерес к ядерной генерации проявляют Китай и Индия – развивающиеся экономики с огромным ресурсом. И здесь, я считаю, перед нашими атомщиками по-прежнему есть очень широкие перспективы международного сотрудничества. Тем более что отношение к нашим реакторам в мире хорошее, международные эксперты единодушно признают их одними из самых безопасных на сегодняшний день. Проверки это подтвердили.

 

Константин Зайцев, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по энергетике:

Проверки, прошедшие на российских атомных станциях сразу после японской аварии, показали, что наши АЭС имеют высокую степень безопасности. В ближайшее время Росатом планирует опубликовать доклад международной организации ВАО АЭС, эксперты которой в апреле проводили проверки на наших АЭС. Мы в комитете по энергетике с большим интересом ознакомимся с этим докладом. Тем более что уже была информация о том, что международные эксперты дали высокую оценку безопасности российских АЭС, и не только в плане технологий, но и в плане правильной мотивации персонала.

За все последние годы в российской атомной отрасли не зафиксировано ни одного мало-мальски серьезного инцидента. Я считаю, что это – следствие целенаправленной политики Росатома по постоянному совершенствованию систем безопасности. Сейчас наши технологии в этом направлении одни из самых передовых в мире, что практически единодушно признают международные эксперты, в том числе и из МАГАТЭ. У нас есть несколько отличных собственных наработок, позволяющих еще больше повысить безопасность АЭС – в частности, это так называемая «ловушка расплава», которой сегодня оснащаются все строящиеся блоки, и система пассивного отвода тепла при помощи воздуха. Насколько мне известно, сегодня в мире пока таких технологий не используют, и это дает нашим станциям хорошее конкурентное преимущество.

На проходящей в эти дни в Вене встрече в МАГАТЭ были приняты практически все российские предложения, направленные на совершенствование международного контроля в сфере ядерной энергетики и выработки общих норм и требований к эксплуатации АЭС. Это служит лишним подтверждением тому, что российские ядерные технологии в мире уважают, и с мнением России по этому поводу считаются.

 

Николай Кузелев, директор Института развития НИЯУ МИФИ, эксперт ядерной секции Государственной думы РФ, профессор:

Безопасность – это такой сложный вопрос. Говоря об энергетике сегодня, тем более атомной, необходимо понимать, что важен не просто вопрос безопасности. В созданной системе безопасности нам приходится иметь дело с вероятностными характеристиками. Мы стараемся снизить их до не совсем понятного даже в уме уровня – величины такие мизерные, но вероятностные характеристики они подразумевают. Чем ближе к вероятности «ноль», тем выше затраты на безопасность, которые вырастают до бесконечности. Мы пытаемся исключить все риски и подстраховаться от всего, что только может быть. Но один из рисков – человеческий фактор, от которого сложно, но можно подстраховаться очень серьезно. Это стоит огромных денег.

Я обратил внимание, что сегодня разговор идет о создании и оснащении систем безопасности АЭС, а также о мероприятиях по повышению уровня работоспособности. С этих позиций, в том числе и проверенных на опыте, давно есть проверенные соотношения – уровень техники более-менее становится надежным и безопасным, когда вкладывание средств в вопросы безопасности составляет 40% от стоимости самого изделия. Если подсчитать стоимость одного реакторного блока, их число по России, то цифра, озвученная Сергеем Владиленовичем, звучит внушительно. Но такие дополнительные затраты на системы безопасности в виде 15 млрд рублей вовсе не значат, что раньше у нас безопасности не было. Она была, ею максимально занимались. Но ведь нормальный человек средней полосы России четко понимает, что на памяти его потомков не было землетрясений, подобных фукусимскому. Однако это не значит, что не надо учитывать их вероятность.

Систему безопасности надо совершенствовать – это показала Фукусима, хотя и без нее у нас были одни из самых жестких норм. Ведь мы вложили огромные средства в создание блоков и их постановку на серийное строительство. Раньше строили один блок в семь лет, а сейчас один блок в год – и это абсолютно реальная и достижимая цифра. Ведь при этом качество не страдает. Наши станции после аварии на «Фукусиме» прошли по четыре проверки, по словам Кириенко. И от стресс-тестов мы не отказывались и не отказываемся. В вопросах автоматизации, контроля и безопасности нет предела совершенству. И «Фукусима» стимулировала и приблизила момент, когда в безопасность надо вложиться серьезно и с новыми техническими решениями. Теперь невозможен вариант разлива из-за ловушек, но система пассивной безопасности должна быть надежной и ее надо совершенствовать. Это технические затраты.

Плюс необходима серьезная реконструкция сферы образования – это поможет нам защититься от так называемого человеческого фактора. Нужно новое поколения людей, которые будут понимать, что, как и где делать, чтобы все было безопасно. Чтобы не было как в Японии, где все время пеклись о безопасности, но растерявшись, кинулись лопатами разгребать радиоактивную грязь. Сегодня надо достичь такого уровня, чтобы оператор не терялся независимо от обстоятельств.