Вячеслав Першуков: «Надо вернуть в атомную промышленность физиков-теоретиков»

Количество ученых у нас растет, при этом общая численность людей, которые задействованы в научно-исследовательских институтах, падает, технический и вспомогательный персонал выводится из институтов, сказал «Голосу России» директор блока по управлению инновациями Росатома Вячеслав Першуков

"Сколько денег тратит «Росатом» на проведение научно-исследовательских работ? Количество денег определяет, занимается ли корпорация или не занимается инновациями и наукой. Реальный прогноз на конец года, что мы потратим примерно 28 миллиардов рублей на продукцию, которая носит инновационный характер, то есть, на НИОКР. Много это или мало? Я думаю, что по меркам России это очень много. То есть, "Росатом" реально занимается наукой.

По каким направлениям он занимается, какие у нас есть партнеры, что является приоритетным? Конечно, первый приоритет – это реализация федеральной целевой программы по ядерным технологиям нового поколения. В прессе идет большое количество публикаций по поводу проекта "Прорыв". Это проект номер два. Реализуется очень большое количество международных проектов. Сейчас мы уже объявили, что активно идут переговоры по строительству исследовательского реактора на быстрых нейтронах, который объявлен международным проектом.

Мы расширяем свою научную деятельность с многими странами мира. У нас для этого есть межправительственные соглашения с Францией и Америкой. С Америкой мы впервые, наверное, подписываем соглашение о совместной научно-технической деятельности, в которой завязано большое количество наших военных институтов и национальных лабораторий Америки, которые занимаются военными программами. Также мы говорим о коллаборации, кооперации по гражданским проектам. Делаем программы в рамках Евроатома. Делаем совместные программы с Китаем по научно-технической деятельности. Недавно отпраздновали 20-летие совместного предприятия между нашим институтом в Димитровграде, где есть исследовательские реакторы, с государственной изотопной корпорацией "Росатома" в Китае, куда мы поставляем нашу изотопную продукцию. Задача увеличить обороты в 10 раз за следующие 10 лет и выйти на оборот 100 миллионов долларов. 100 миллионов долларов для науки – это очень хорошие объемы.

Количество ученых у нас растет, при этом общая численность людей, которые задействованы в научно-исследовательских институтах, падает. То есть мы делаем конвертацию: технический и вспомогательный персонал выводится из институтов. Это обычные сервисы: столовые, энергетика, коммунальное хозяйство. Мы делаем их общедоступными и пользуемся услугами на рынке, а у себя концентрируем именно научных работников. В этом году у нас приток молодых специалистов института, я думаю, несколько сотен. Общее количество - 15 тысяч. Каждый год приходит несколько сотен молодых специалистов, которые занимаются физикой, математикой, химией, то есть инженерными и физическими задачами.

Кроме того, сейчас мы запустили очень интересный проект - школу высшей физики. Это попытка вернуть в атомную промышленность физиков-теоретиков или воспитать их. Потому что, на мой взгляд и на взгляд очень многих ученых, мы говорили с академиком Владимиром Евгеньевичем Смирновым, одна из серьезных проблем атомной энергетики и не только у нас, но и во всем мире, это то, что физики-теоретики ушли из отрасли. Они перешли в отрасль термоядерного синтеза и в другие области знаний. Теперь наша задача привлечь их, как генераторов новых идей, обратно в атомную энергетику и в атомные технологии. Эта школа высшей физики будет, мы думаем, по смыслу повторять школу Ландау, и при этом сами лекторы будут непосредственно ездить на наши предприятия и институты и работать с людьми. Это примерно двухлетние программы с молодыми учеными и попытка воспитать новую плеяду физиков-теоретиков".