Владимир Машков, глава г. Новоуральск: ЗАТО нужна отдельная программа развития

Такую мысль высказал мэр ЗАТО г.Новоуральск Владимир Машков в интервью Регионам России. По мнению мэра, целесообразно не включать списком академгородки и ЗАТО в Федеральную программу развития моногородов, а разработать отдельную подпрограмму, совместно с Минрегионразвития, госкорпорацией Росатом, субъектами РФ с имеющимися в них академгородками, о развитии этих муниципальных территорий на определенных принципах. В этих городах при минимальных вложениях можно получить максимальный результат в сфере инноваций и модернизации производств, - уверен Владимир Машков.

Закрытые и «атомные» города могут стать точкой роста российских инноваций

Владимир Путин поручил Правительству РФ и региональным властям продолжать держать под постоянным контролем ситуацию в моногородах страны. «Как бы кто нас ни критиковал за ручной режим, это как раз тот случай, когда нужно работать индивидуально по каждому городу, надо искать варианты решения проблем и никогда не забывать, что за каждым увольнением – судьбы людей, положение российских семей, положение детей, материальное благосостояние наших людей», – подчеркнул президент. Работать индивидуально по каждому городу предлагают и главы монопрофильных городов, которые видят ситуацию изнутри и предлагают разумную альтернативу.

ЗАТО и академгородки

В советское время большие средства вкладывались в закрытые предприятия. Сегодня это ЗАТО и академгородки. ЗАТО создавались еще ранее, когда начинался ядерный проект. Они формировались и всегда оставались закрытыми, с 50-х годов прошлого века. Такими они и остались до сих пор. В эти «почтовые ящики» – закрытые города отправлялись лучшие технические кадры, лучшая профессура, выпускники-отличники физтехов. И они все участвовали, по крайней мере, тогда, в разработке суперсовременных видов вооружений. В любом случае, это были хай-тэковские города и технологии, которые подчас на десятилетия опережали наших конкурентов. Скажем, переход на центрифужную технологию обогащения урана в атомной отрасли. Мы это сделали в 60-х годах XX века, а наши конкуренты сегодня – компании AREVA и «ЮРЕНКО Ю-Эс-Эй» сделали это уже в 2000-х годах. Мы на десятилетия опередили их.

К сожалению, в годы перестройки, объективно или субъективно, но эти города начали очень сильно «проседать». Свои коррективы в эту структуру внесли период приватизации и начального накопления капитала в постсоветской России. В этот период отпала возможность продолжать серьезные военные разработки, как в «Арзамасе-16», где в свое время академик Сахаров создавал водородную бомбу.

По словам мэра закрытого города Новоуральска Владимира МАШКОВА, когда исчезла необходимость разрабатывать новейшие образцы ядерного оружия и финансирование упало, производство ядерных запасов было прекращено. Естественно, в этот период закрытые научные центры очень сильно пострадали. Потом это отразилось и на предприятиях.

В исследовании Андрея Николаева (НПФ «Экспертный институт») отмечается, что из-за резкой деформации традиционных бизнес-моделей существования градообразующих предприятий и разрыва большинства горизонтальных и вертикальных связей народнохозяйственного комплекса СССР многие моногорода оказались депрессивными зонами, стоящими порой на грани коллапса и социальных волнений.

Обострение проблем

В СМИ и общественном сознании россиян проблемы моногородов наиболее ярко обозначились летом 2009 года после событий в городе Пикалево Ленинградской области, где для стабилизации ситуации потребовалось личное вмешательство премьер-министра России Владимира Путина.

В августе 2009 года, после волнений в городе Байкальске Иркутской области, межведомственной комиссии по моногородам под руководством замминистра регионального развития РФ Юрия ОСИНЦЕВА было поручено создать единые критерии отнесения населенных пунктов к монопрофильным городам, и именно на их основании в декабре 2009 года был сформирован официальный перечень моногородов России, состоящий из 335 позиций. Среди них оказалось 235 моногородов с численностью населения свыше 10 тыс. человек, в том числе 12 закрытых территориальных образований (ЗАТО).

18 декабря 2009 года на заседании президиума коллегии Министерства регионального развития РФ прежний глава министерства Виктор БАСАРГИН отмечал, что для поддержки монопрофильных поселений наиболее эффективной окажется диверсификация их экономики посредством структурной перестройки, организации новых, прежде всего наукоемких, производств и модернизации уже имеющихся.

На 2010 год Минрегион утвердил список из 27 городов, ситуация в которых требовала принятия срочных мер. Прежде чем получить помощь, города из основного списка должны были подготовить и представить в министерство программу стабилизации. В итоге, в декабре 2009 года Минрегион отобрал 29 перспективных инвестиционных проектов, представленных представителями власти отнесенных к моногородам населенных пунктов.

Но уже по итогам первого полугодия 2010 года стало понятно, что программа стабилизации проваливается. К октябрю 2010 года госбюджет реализовал лишь 55% помощи. По мнению правительства, такая ситуация сложилась по вине руководителей моногородов, оказавшихся не в состоянии изыскать необходимые для получения федерального финансирования первоначальные вложения из собственных и дополнительно привлеченных источников. Муниципалитеты оправдывались неопытностью в деле генерации и реализации бизнес-идей, низкой квалификацией кадров. Но Минфин, оценив усилия моногородов по привлечению федерального финансирования негативно, а эффективность работы выделенных 10 млрд руб. как нулевую, принял решение в 2011–2013 годах средства на поддержку моногородов не планировать.

Минэкономразвития, со своей стороны, заявил, что Москва больше не намерена предпринимать односторонние усилия по выводу моногородов из кризиса и с 2011 года хотела бы переложить инициативную ответственность на губернаторов, оставив в своей компетенции предоставление налоговых преференций проблемным поселениям и прочие подобные вопросы. Эксперты предположили, что губернаторы не оставят ответственность себе и делегируют ее на нижний уровень – муниципальным властям.

По мнению директора Русского института Сергея ЧЕРНЫШЕВА, перекладывать ответственность на моногорода в корне неверно, как и разукрупнять градообразующие предприятия. Проблема моногородов превратно понята и поименована. Это как остеохондроз: болит не в том месте, где реальная проблема, ноет меж региональных ребер, а проблема в федеральном позвоночнике. Компрессы, горчичники, уколы бесполезны, нарушения в хребте и костном мозге национального хозяйства. Корень проблемы моногородов никакого отношения к самим городам не имеет.

В поисках решения проблем

Стоит отметить, что потенциал особых моногородов – ЗАТО и академгородков – сохранился до сих пор. И, в первую очередь, сохранился научно-технический и производственный потенциал. Этим городам сейчас по 50–60 лет. За этот период в них сложилась развитая социальная инфраструктура с крепкими производственными и культурными традициями.

О своих идеях развития ЗАТО «Регионам России» рассказал мэр Новоуральска Владимир МАШКОВ:

«Новоуральск – это  комплекс системы образования – учебная база, Федеральный исследовательский институт, профильное ПТУ, школы, колледж, дошкольное образование. Здесь же развитые культурный и спортивный сегменты – театр культуры, где ставят оперетты, библиотека с зимним садом, зимний спортивный комплекс со шведской ареной и т.д. Это все создано в советское время. Т.е. кроме того научного потенциала и людей, которые продолжают здесь жить, еще и очень хорошая социальная база. Нет проблем с жильем, и т.д.

Но ведь этот потенциал можно выгодно использовать! Если, например, свободную экономическую зону или инновационный проект создавать с нуля, то на это понадобятся значительные средства. Здесь же, в ЗАТО, на мой взгляд, при минимальных вложениях можно достичь максимального результата.

Как этого добиться? Первое, что нужно сделать, это освежить те научные разработки, которые были. А они сейчас пылятся на полках. Второе, создать условия для малого и среднего инновационного бизнеса. Люди хотят этого, предприятия уже такие есть в этих городах. И эти предприятия надо включать в рыночную экономику, в том числе и во внутреннюю. И выводить на внешний рынок.

Может быть, нужно создавать и совместные предприятия, но инновационные. Скажем, в сфере создания сверхмагнитов, суперавтомобильной техники и т.д. Отдать им дополнительные заказы для оборонной промышленности, куда сегодня пошли значительные бюджетные вложения. Это может быть и создание совершенно новых технологий в сфере IT, и т.д.

В ЗАТО можно и нужно создавать современную коммунальную инфраструктуру. Они же закрытые, поэтому там удобно реализовывать пилотные проекты. Например, единый диспетчерский центр с подключением ГЛОНАСС с дополнительными функциями, который позволит организовать очень жесткий учет в сфере ЖКХ, где потери, где что…

Самое главное, люди, которые живут там, готовы к таким качественным изменениям в жизни, потому что они достаточно квалифицированы. Они готовы воспринимать все новое даже на бытовом уровне».

Определенные решения о дальнейшем существовании ЗАТО и академгородков принимаются сейчас и в руководстве страны, и на Росатоме. Идут постоянные консультации, каким образом дать новый импульс развитию этих территорий. Возможно, какие-то закрытые города необходимо будет открывать, создавая тем самым еще больше условий для включения этих территорий в технологический и экономический оборот. Остается много вопросов, связанных с имуществом, с землей федеральной собственности. Эти темы обсуждаются и в Росатоме, и в Ассоциации закрытых городов. В Свердловской области готовится соглашение с Росатомом о развитии таких территорий.

По словам Владимира Машкова, целесообразно не включать списком эти города в Программу развития моногородов, а разработать отдельную подпрограмму, совместную с Минрегионразвития, госкорпорацией Росатом, субъектами РФ, где расположены академгородки, о развитии этих территорий на определенных принципах. В этих городах при минимальных вложениях можно получить максимальный результат в сфере инноваций, модернизации производств.

– И мы не только сохраним, что было создано, а еще и преумножим. И получим результат, который будет эффективно влиять на укрепление обороноспособности страны, так как никто не снимал с Росатома функцию обеспечения ядерной безопасности нашей страны, – считает мэр ядерного Новоуральска. – Мы дадим импульсы для развития малого и среднего инновационного бизнеса. Малый бизнес сегодня достаточно развит, но в основном в сфере обслуживания. Инновационного бизнеса сегодня 3 – 5%, не больше 10% на субъект. А развивая ЗАТО, есть возможность это направление укрепить,

– уверен Владимир Машков