Atomic-Energy.ru

Николай Трохов, директор филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО»: «Подземная исследовательская лаборатория начнёт работу в 2025 году»

13 декабря 2018
Николай Николаевич Трохов

Николай Николаевич Трохов назначен на пост директора филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО» в июле 2018 года. Ранее он участвовал в работах по выводу из эксплуатации объектов атомного флота РФ, курировал строительство пунктов по переработке и хранению отработавшего ядерного топлива. В специальном интервью порталу «Атомная энергия 2.0» Николай Трохов рассказал о своём пути в атомной отрасли, а также о реализуемом уникальном научном проекте по созданию подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае.

- Николай Николаевич, расскажите, пожалуйста, о вашем пути в атомной отрасли и о том, как вы стали заниматься темой обращения с ОЯТ и РАО?

- Родом я из Красноярска. В ранге советника Заместителя Министра по атомной энергии (как тогда назывался нынешний “Росатом”), был приглашен на работу в Москву, занимался согласованием ОБИН (обоснование инвестиций) ХОТ-2, на ФГУП «ГХК». Большой опыт получил, работая заместителем Генерального директора в Центральном конструкторском бюро машиностроения (ЦКБМ г. Санкт-Петербург), где занимался вопросами, связанными с оборудованием по обращению с отработавшим ядерным топливом, в т.ч. и на Горно-химическом комбинате. Один из ключевых проектов, в котором я в своё время принимал участие – строительство хранилища ОЯТ (ХОТ-2) на ГХК, а также пристанционных пунктов разделки ОТВС на Смоленской, Курской и Ленинградской АЭС, где осуществляется разделка ОЯТ реакторов РБМК с целью последующей транспортировки в Железногорск.

В 2011 году я перешёл в центральный аппарат «Спецстроя России». С июня 2018 возглавляю филиал «Железногорский» ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО).

- Как давно существует ваш филиал и какие задачи в настоящее время перед ним стоят?

- Филиал открыт в июне 2012 года, через 3 месяца после появления ФГУП «НО РАО». Хочу отметить, что мы созданы для обеспечения безопасного захоронения уже наработанных отходов, дальнейшая переработка которых не возможна. 

Основная задача на данный момент – строительство не имеющего аналогов в мире объекта – Подземной исследовательской лаборатории, которая будет располагаться в непосредственной близости от ЗАТО Железногорск. Цель строительства – проведение исследований для определения возможности изоляции в Нижнеканском скальном массиве радиоактивных отходов 1 и 2 классов.

Кроме этого, важное направление – глубинная изоляция жидких радиоактивных отходов на полигоне «Северный», что позволяет обеспечивать их безопасное долговременное хранение. Одновременно проводится мониторинг, подтверждающий, что по всем наблюдательным скважинам распространения радиации нет.

- Какова структура железногорского филиала НО РАО?

- В состав филиала входят цех эксплуатации пункта глубинного захоронения жидких радиоактивных отходов, которые к нам поступают от ГХК; управление капитального строительства, которое занимается строительством лаборатории; информационный центр по связям с общественностью и служба безопасности. Сейчас численность нашего штата – 85 человек, все сотрудники – жители Железногорска.

В связи с началом сооружения и последующей эксплуатации подземной исследовательской лаборатории штат будет увеличиваться.

Площадка строительства подземной исследовательской лаборатории

- Какие подготовительные работы уже проведены на площадке строительства лаборатории? В каком состоянии она находится сейчас и что вы планируете сделать в ближайшем будущем?

- Строительство лаборатории мы начали несколько позже запланированного, поэтому существует некоторое отставание по срокам. Ближайшая задача – восстановить выполнение планового графика, чтобы лаборатория начала работу, как и было запланировано, в 2025 году.

Сейчас практически построена линия электропередач, которая будет осуществлять питание объекта, уровень готовности составляет порядка 75-80%. Протяженность ЛЭП – свыше 35 километров, а затраты на её строительство составят 475 миллионов рублей. Полностью энергообъект планируется сдать в четвертом квартале 2019 года, а ввести в эксплуатацию в 1 квартале 2020 года.

Также выполнены подготовительные работы на основной площадке, в т.ч. убран лес, чтобы можно было провести вскрышу, т.е. удалить грунт и добраться до горного массива, чтобы затем шахтёры могли начать бурение

- Сталкиваетесь ли вы при строительстве с какими-то проблемами?

- Проблемы при строительстве всегда неизбежно случаются, но здесь они носят технический характер (с оформлением разрешительной документации, необходимых запросов и тому подобные рабочие моменты). В целом все планы реализуются.

- Расскажите, пожалуйста, о вашей работе с общественностью. Как относятся к вашему проекту местные жители?

- Мы проводим политику открытости для всех заинтересованных сторон – представители общественности всегда могут направить нам свои вопросы. В ноябре текущего года наш филиал получил здание на ул. Маяковского д. 11, где мы планируем разместить информационный центр. В следующем году состоится разработка содержательной и архитектурной концепции здания. Благоустройство прилегающей территории будем вести с учетом общественного мнения – для этого планируем организовать интерактивную площадку, на которой жители Железногорска смогут высказать свое мнение. Строительство здания информационного центра планируем начать в 2020 году.

Что касается отношения населения к строительству подземной лаборатории, то можно однозначно сказать, что жители Железногорска понимают, что НО РАО не производит радиоактивные отходы, наше предприятие их только принимает и и размещает их на есь периодопасности так, чтобы РАО не смогли контактировать с природной средой.

Среди жителей Красноярска встречаются мнения, в т.ч. и среди учёных, с критикой проекта, но критика имеет смысл только тогда, когда может быть предложен какой-то альтернативный вариант решения.

- Насколько известно, была критика в отношении места выбора строительства, в частности, его расположения в 4,5 км от р. Енисей.

- 4,5 км — это достаточно далёкое расстояние. Основным критерием по выбору площадки были геологические характеристики: будущая лаборатория будет находиться в монолите горного массива, где фактически нет трещин.

Сейчас мы строим не пункт финальной изоляции, а лабораторию. С момента начала строительства  и впоследствии  в течение 5 лет будут проводится исследования по 150 научным направлениям, связанным, прежде всего, с безопасностью. Будем смотреть, как идут процессы, есть ли разрушения. Если расчетные данные подтвердятся,то можно будет прийти к выводу о том, что место выбрано правильно.

Только после подтверждения долговременной безопасности размещения РАО 1 и 2 классов в глубинных формациях на данном участке может быть принято решение о строительстве пункта финальной изоляции РАО. В случае положительного результата исследований необходимо будет провести общественные обсуждения и слушания по данному вопросу.

- Какими вы видите перспективы руководимого вами предприятия?

- Вижу с большой перспективой. РАО – это не только предприятия Росатома – существуют различные радиоактивные источники, например медицина, те же рентгеновские аппараты, или атомный флот, наши ледоколы. Эти источники, все имеют свой срок действия и при окончании периода эффективной работы, должны быть надежно изолированы. Наша профессия и обязанность – обеспечение безопасности финального размещения РАО. Даже при переработке ОЯТ и РАО всегда остаются отходы, которые невозможно переработать и их нужно надежно изолировать на весь период потенциальной опасности.

Известно, что существуют люди, в целом негативно относящиеся к атомной энергетике и поэтому критикующие нашу работу. Но, вне зависимости от отношения к атомной энергетике, необходимо понимать, что существуют радиоактивные отходы, которые надо переводить в безопасное состояние. Сейчас на законодательном уровне будет рассматриваться вопрос о преференциях регионам, где планируется или уже размещаются объекты финальной изоляции РАО .

История атомной энергетики за свои более 70 лет существования показала, что единственной угрозой безопасности может стать только человеческий фактор. Если всё делать так, как предписано в правилах и регламентах, ничего плохого случится не может. У нас очень высококвалифицированные специалисты, и поэтому мы можем гарантировать безопасность.

Беседу вела Алёна Яковлева

 

Владимир Поцяпун: «Мы не уходим от проблемы обращения с РАО, а ищем путь её решения»

В начале декабря состоялся технический тур для членов Общественного совета при Министерстве экологии и рационального природопользования Красноярского края на объекты ФГУП «НО РАО» в Железногорске, основной из которых – строящаяся подземная исследовательская лаборатория в Нижне-Канском массиве. О значении строящейся лаборатории рассказал заместитель директора по государственной политике в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО Госкорпорации «Росатом» Владимир Поцяпун:

«Как любой человек, я не хочу оставлять своим детям и внукам в наследие никакие сложные проблемы, которые могу решить сам.

Что касается профессиональной стороны вопроса, то в мире существуют разные стратегии по отношению к отработавшему ядерному топливу и высокоактивным радиоактивным отходам. Многие страны отодвинули окончательное решение этих вопросов на более позднее время, некоторые даже на 2040-2050 годы. Россия не единственная страна, которая приняла более чёткие решения, есть также примеры Франции, Финляндии: если есть проблема, то надо её решать. Радиоактивные отходы существуют, они остались частично от оружейного комплекса, частично от атомной энергетики и других отраслей промышленности. За последние десятилетия предлагались разные, иногда достаточно экзотические варианты того, что делать с ОЯТ и ВАО: отправлять их в космос, устроить пункты захоронения на дне океана или во льдах Антарктиды и т.п., но эти проекты выглядят либо нереализуемыми, либо неэффективными.

Поэтому экспертное сообщество сошлось во мнении, что единственно допустимый способ решения проблемы с РАО – это их геологическая изоляция в земной коре. При этом естественной является задача обеспечения безопасности их хранения. И именно поэтому на начальном этапе создаётся лаборатория для изучения условий хранения РАО именно в этих породах, на этой глубине, с целью понять, какие там сейсмические условия, насколько будут устойчивы наши упаковки в течение длительного времени, другими словами, определить – можно или нельзя там размещать РАО.

В любом случае в зависимости от результатов мы сможем внести коррективы в имеющиеся планы. Мы не уходим от проблемы, а ищем путь её решения. Если получится чёткий ответ, то мы можем дать соответствующий опыт и другим странам».