23 августа 2011
Страна Росатом

Генерал-конструктор

Николай Духов – выдающийся конструктор танков и один из создателей ядерного щита нашей страны.

Будущий главный конструктор КБ 11 родился в одном из многочисленных ничем не примечательных украинских сёл. С самого детства ему приходилось много работать, чтобы выжить и проявить свои способности. Возможно, именно это обстоятельство сыграло важнейшую роль в формировании характера человека, чей талант стал залогом побед наших танков в сражениях во время Великой Отечественной и гарантом мира между ядерными сверхдержавами.

МЭР ТАНКОГРАДА

После окончания Ленинградского политехнического института в 1932 году Николай Духов пришёл работать на Кировский завод. В то время предприятие было привлечено к созданию танков. В 1939 году Духов стал заместителем главного конструктора. Поэтому, когда с наступлением немцев потребовалось перебазировать объекты оборонной промышленности на восток страны, он был направлен для организации сборки танков на Челябинский тракторный завод – Танкоград, как тогда его называли. Там в 1943 году наш герой получил пост главного конструктора.

В войну нагрузка была такая, что специалисты дома не появлялись неделями – жили прямо в кабинетах, поставив топчаны у чертёжных досок. Чертежи сразу же передавали в цеха. Когда у производственников возникали какие-то затруднения, конструкторы помогали им, сутки напролёт трудясь на местах. «В таких условиях работоспособность Николая Духова изумляла. Он никогда механически не подписывал документы. Без его просмотра и разрешения чертежи не копировались.

Изучал, как правило, всё вплоть до детали. Делал это молниеносно, но горе конструктору, если попадался брак. Брак от Духова скрыть было невозможно. Он обладал невероятным чутьём и мгновенно обнаруживал ошибки», – вспоминает бывший начальник конструкторского бюро Челябинского тракторного завода Григорий Манилов.

Так под руководством Николая Духова появилась артиллерийская установка САУ 152, применение которой в битве на Курской дуге обернулось полной неожиданностью для немецкого командования: уральские самоходки, крушившие «тигров» и «пантер», оказались сильнейшим оружием на оборонительном этапе операции – настоящими «царь-пушкам» на гусеничном ходу.

О машинах он говорил как о живых существах. Танк считал своим родным детищем и требовал, чтобы люди, работающие с этими машинами, знали их досконально. Духов первым на заводе предложил проводить занятия по подготовке конструкторов танкистов. Производство танков, надо отметить, в воюющей стране не было столь простым делом, как может показаться по прошествии десятилетий. Не хватало металла, сырья, оборудования и, конечно, специалистов.

Но разные конструкторские «выдумки» Духова не раз спасали завод. Достаточно вспомнить «подшипник Духова» – деталь, изготовление которой наладили прямо на ЧТЗ, чтобы не прекращать выпуск танков, так необходимых фронту.

СОЗДАВАЯ ЯДЕРНЫЙ ЩИТ

В 1948 году Николая Духова, к тому времени уже известного инженера, решением ЦК КПСС и правительства откомандировали в КБ 11 в Арзамасе 16 (ныне Саров) в качестве заместителя главного конструктора. Но здесь многое для него было новым, и Духов начал входить в курс дела: не стеснялся спрашивать и учиться, неважно у кого – у учёного, инженера или рабочего. Его тогдашний руководитель Юлий Харитон вспоминал: «О лучшем помощнике, чем Духов, нельзя даже было мечтать. Он – истинный, от природы конструктор».

Духова привлекают к разработке первой отечественной атомной бомбы РДС 1. В ходе подготовки конструкторы столкнулись с совершенно неизвестными ранее проблемами. Всё приходилось делать буквально с нуля. Но Духов занимался не только этим направлением. Перед испытанием РДС 1 он был назначен заместителем председателя специальной группы Кирилла Щёлкина, которой поручалось предоставить программу действий на Семипалатинском полигоне и для тренировочных опытов.

29 августа 1949 года произведён подземный взрыв первого в СССР ядерного заряда – сложнейшая задача, стоявшая перед теоретиками, исследователями, конструкторами, испытателями и производственниками, была успешно решена. Сразу после этого на полигоне развернулась бурная деятельность по совершенствованию конструкции бомбы и автоматики. Духов, возглавивший конструкторский сектор КБ 11, трудился над вариантами конструкции. Результатом его работы стало успешное испытание 12 августа 1953 года водородной бомбы РДС 6с.

ВЕСЕЛЬЧАК В МУНДИРЕ

Духов был низенький, полный, очень подвижный, ходил обычно в мундире с погонами генерал-майора. Речь отличалась образностью, порой в неё причудливо вплетались и непечатные выражения. Всегда приветливый, остроумный, находчивый собеседник, часто приводил к месту «аналогичные ситуации» из своего и, видимо, чужого опыта.

Однажды в «Литературной газете» вышел целый разворот под авторством писателя-соцреалиста Фёдора Гладкова, где тот клеймил позором руководителей, не скупившихся на крепкое словцо. Николай Духов поместил эту статью под стеклом у себя на рабочем столе и некоторое время воздерживался от «народного языка». Но как-то раз в порыве гнева грохнул кулаком по ней и заявил: «Хоть Гладков и против мата, но…» – дальше в разговоре замелькали прежние фразы.

Таланты Духова были многообразны. Например, его коллеги вспоминали: часто в обеденный перерыв из коттеджа заместителя главного конструктора доносилась музыка – Николай Духов прекрасно играл на фортепиано.

Каждый раз, побывав в Москве, привозил большие связки книг. Книги заполняли весь кабинет и спальню. Они лежали всюду: на столах, на диване, на шкафу (внутри уже не было места) и даже на полу. Как-то, уже работая в столице, Духов сокрушённо признался коллеге Николаю Терлецкому, что окончательно запутался в своей «коллекции» и хочет пригласить знакомую библиотекаршу, чтобы она составила каталог и соответствующим образом разложила всё по полкам.

Кругозор Духова поражал воображение: он мог с одинаковым знанием дела рассказывать об эффекте Мёссбауэра – резонансном поглощении гамма-квантов атомными ядрами, о получении цветоделённых фотонегативов и о последних достижениях в области терапии рака.

Духов очень любил всевозможные технические новинки самого разного назначения, относился к ним как к произведениям искусства. Однажды купил в Москве спиннинг с катушкой очень хитрой конструкции. В ближайшее же воскресенье собрал любителей рыбной ловли, повёл на луг и стал демонстрировать приёмы забрасывания блесны. В другой раз привёз маленькую электрическую бритву. Как-то в цеху он похвастался новинкой и в шутку сбрил усы у начальника цеха. Операция эта доставила рабочим огромное удовольствие.

Уже в Москве увлёкся киносъёмкой. У Духова была хорошая немецкая камера, но ему хотелось более совершенную, японскую. И он её приобрёл, после чего с мальчишеским восторгом показывал чуть ли не каждому встречному «начинку» этого дорогого и сложного устройства.

После внезапной кончины соратника и коллеги по работе в Арзамасе 16 Владимира Гречишникова обычно весёлый Духов, словно почувствовав, что болен, нередко стал говорить с близкими о здоровье, смерти и о бессилии врачей. А 1 мая 1964 года Николая Духова не стало…

Имя Духова присвоено Институту автоматики (ВНИИА), в котором он работал последние годы. В Сарове в его честь названа улица, а в родном украинском селе Веприк поставлен бронзовый бюст.