28 ноября 2008

Ядерное наследие - проблемы и решения

Atomic-Energy.ru

Многие проблемы ядерного наследия в России вызваны резким сокращением вооружений. В 90-х годах были выведены из эксплуатации около 200 атомных подводных лодок, а утилизированы всего 25. Остальные хранились на плаву с невыгруженными ОЯТ и РАО и представляли серьезную экологическую опасность. Из-за сложного экономического положения Россия не могла решить эту проблему, но она затрагивала многие страны – и международное сообщество пришло на помощь. Для координации поддержки в 1996 году под эгидой МАГАТЭ была создана Контактная экспертная группа по международным проектам в области обращения с РАО в России (КЭГ). До 2008 года наш собеседник Сергей Бочаров был исполнительным секретарем Контактно-экспертной группы.

– Сергей, как идет процесс утилизации атомных подлодок?

– Активное финансирование проектов – не только западными странами, но и Росатомом, поскольку ситуация в нашей стране изменилась к лучшему, – началось в 2000 году. С тех пор удалось сделать очень много.

Сейчас полностью утилизировано уже более 150 АПЛ. Большинство доноров – европейские страны, и потому наиболее активно этот процесс идет в Северо-Западном регионе. Здесь осталось около десятка лодок, требующих утилизации. А на Дальнем Востоке – примерно 20, хотя изначально здесь было выведено из эксплуатации в два раза меньше АПЛ. В этом районе давно налажено российско-японское сотрудничество, однако Япония профинансировала утилизацию только двух подлодок, одну из них – с помощью Австралии. Несколько АПЛ были демонтированы на Камчатке и в Приморском крае в рамках российско-американской программы по снижению ядерной угрозы. Есть надежда, что процесс утилизации подлодок на Дальнем Востоке пойдет интенсивнее – сейчас, например, к работам в этом регионе активно подключается Канада.

Думаю, к 2010 году почти все выведенные из эксплуатации АПЛ будут освобождены от РАО и ОЯТ и полностью утилизированы, за исключением двух подлодок в Приморском крае. В середине 80-х годов они потерпели очень серьезные аварии с повреждением реакторов: одна – из-за неконтролируемого разгона ЯЭУ, а другая – из-за потери теплоносителя контура охлаждения реактора. Поскольку на таких АПЛ очень сложная радиационная обстановка, их нельзя утилизировать по традиционной технологии.

Сейчас эти лодки хранятся на плаву, и их необходимо разместить на суше. Разработан довольно сложный и дорогой технический проект по созданию специального укрытия – типа саркофага – и строительству сооружения для долговременного хранения этих АПЛ без удаления ОЯТ и РАО. Недавно на местном уровне прошли слушания по выбору площадки для этого объекта: население города Фокино поддерживает сооружение такого объекта. При стабильном финансировании он может быть создан примерно за десять лет.

Многие страны-доноры удовлетворены ходом утилизации АПЛ и переносят внимание на реабилитацию хранилищ ОЯТ и РАО атомного флота. Сегодня это наиболее сложная задача.

– В чем специфика таких хранилищ?

– Они размещены на бывших военных базах, которые в конце 90-х были переданы Росатому. Для решения экологических проблем на этих объектах Росатом создал две специализированные организации. «СевРАО» отвечает за обращение с отходами в Северном регионе, ему принадлежат хранилища в губе Андреева и Гремихе на Кольском полуострове. «ДальРАО» на Дальнем Востоке эксплуатирует и реабилитирует хранилища в губе Сысоева в Приморском крае и в губе Горбушечьей на Камчатке.

Страны-доноры основное внимание уделяют хранилищам на Кольском полуострове. Базы в губе Андреева и Гремихе прекратили работу в начале 90-х, и почти десять лет никаких работ с накопившимися ОЯТ и РАО там не велось. За это время инфраструктура обращения с отходами полностью разрушилась.

Наиболее сложная ситуация в губе Андреева. Здесь уже около 30 лет хранится довольно много ОЯТ (около 100 отработавших активных зон реакторов АПЛ), вдобавок накоплен большой объем РАО.

К счастью, базы расположены далеко от крупных населенных пунктов. Негативное влияние на окружающую среду наблюдается лишь на территории самих опасных объектов, а радиационного воздействия на жителей близлежащих поселений и Мурманска не зафиксировано.

– Как идет реабилитация хранилища в губе Андреева? Какие страны в ней участвуют?

– На проекты в губе Андреева западные страны выделили уже около $50 млн, не меньшие средства вкладывает и Росатом. Усилия в основном направлены на приведение объектов в безопасное состояние, их физзащиту и защиту персонала, подготовку к вывозу радиоактивных отходов и отработавшего топлива. В конечном итоге объекты должны стать полностью безопасными для окружающей среды.

Норвегия первой стала оказывать помощь в восстановлении инфраструктуры обращения с РАО и ОЯТ. Между властями пограничных районов – губернатором провинции Финмарк и администрацией Мурманской области – налажены прочные деловые контакты. Со временем к работам в этом районе подключились и другие страны. Швеция курирует вопросы обращения с РАО, Великобритания – с ОЯТ. Специалисты этих государств совместно разработали комплексный план мероприятий, обеспечивают финансовую и техническую поддержку, а также помощь в управлении рисками и оценке воздействия работ на окружающую среду.

Постепенно обстановка на базе улучшается, налаживается быт персонала. Построены дорога и столовая, действуют системы энергоснабжения и подачи воды, радиационная лаборатория, санпропускники и раздевалки, усовершенствована канализация.

В соответствии с российскими стандартами разработано обоснование инвестиций, согласно которому предстоит построить современный комплекс по обращению с ОЯТ и РАО, оснащенный системами радиационного мониторинга и обеспечения безопасности. Будут созданы мощности для переработки и кондиционирования радиоактивных отходов, для безопасного извлечения топлива из хранилищ, оценки его состояния, переупаковки. Итальянские коллеги участвуют в сооружении комплекса по обращению с отходами и собираются построить судно для транспортирования отработавшего топлива и кондиционированных РАО.

Впоследствии это хранилище будет постепенно опорожняться. Топливо отправят на «Маяк» для переработки, для ОЯТ, которое не может быть переработано, на этом предприятии будет создано специальное «сухое» (контейнерное) хранилище. А кондиционированные радиоактивные отходы будут храниться в региональном центре по обращению с РАО, который планируется создать на Кольском полуострове.

Первая партия ОЯТ будет вывезена из губы Андреева, вероятно, после 2010 года.

– Какие проблемы существуют на других бывших базах ВМФ?

– В Гремихе также хранятся ОЯТ и РАО, в том числе отработавшие активные зоны многоцелевых АПЛ класса «Альфа», которые, в принципе, можно переработать на «Маяке». Однако поскольку база расположена в 450 км от Мурманска и дорог нет, вывоз ОЯТ и РАО возможен только по морю. Пока не будет построено специальное судно, проблему не решить. Само хранилище находится в неплохом состоянии, но морально устарело и должно быть модернизировано.

Основной спонсор работ в Гремихе – Франция. Несколько проектов финансирует Европейский банк реконструкции и развития, рассматривается вопрос участия Еврокомиссии.

Что касается Дальнего Востока, то в бухте Сысоева ОЯТ в четыре раза меньше, чем в губе Андреева и хранится оно в лучших условиях. ОЯТ постепенно выгружают и вывозят на «Маяк».

Может, проще создать современные хранилища для отработавшего топлива?

– Нет. Обращение с ОЯТ подводного атомного флота – очень сложная задача. Его объем не так велик, как от деятельности АЭС, но на атомных станциях отлажены системы обращения с отходами, есть ответственные организации, которые действуют целенаправленно и планомерно, а на военных базах условия хранения и состояние ОЯТ далеки от идеальных. Кроме того, топливо для АПЛ – высокообогащенное, в нем содержится 20% и более 235U, поэтому зрения распространения ядерных материалов.

Западные страны предлагали создать хранилище для ОЯТ с подлодок. Но это – полумера, к тому же на эксплуатацию и обеспечение безопасности хранилища требуются большие затраты. Российская концепция по обращению с отработавшим топливом АПЛ предполагает кардинальный способ решения проблемы – переработку ОЯТ. Тем самым полностью исключается риск распространения ядерных материалов. И сегодня зарубежные коллеги с этим согласны.

– Ядерное наследие в России не ограничивается проблемами, связанными с АПЛ…

– Конечно. Хотя проекты, так или иначе связанные с выводом подлодок из эксплуатации – основные, мы занимаемся и другими программами. Например, Контактно-экспертная группа обсуждала вопрос о мурманском «Радоне». В 90-х годах Госатомнадзор прекратил его деятельность, поскольку хранилища потеряли герметичность, отходы складировались без обработки и соответствующей упаковки. Швеция профинансировала технико-экономические исследования по реабилитации этого объекта. Теперь Еврокомиссия финансирует проект, связанный с его дальнейшей реабилитацией.

Еще одна программа КЭГ связана с обращением с ОЯТ атомных ледоколов, которое хранится на плавбазе «Лотта» Мурманского морского пароходства. Это уран-циркониевое топливо, для которого пока не создано технологии переработки – и, конечно, его длительное хранение на плаву далеко не безопасно. Правительство Великобритании профинансировало строительство специального хранилища с системой радиационного мониторинга и физической защиты в Мурманской области на территории предприятия «Атомфлот», а также изготовление 52 контейнеров для «сухого» хранения ОЯТ. Перегрузка топлива в контейнеры и их размещение в новом хранилище начнутся в 2008 году.

– Вы удовлетворены деятельностью Контактно-экспертной группы? Все ли удается?

– Да. Хотя КЭГ непосредственно не распределяет средства на проекты и никому не дает заданий, наша работа очень важна. Мы тесно взаимодействуем с Росатомом и специалистами западных стран, налаживаем обмен между различными донорами, предоставляем им информацию о том, какие проблемы существуют, что требует решения в первую очередь. Эти сведения необходимы западным чиновникам, которые принимают решения о финансировании программ.

Один из примеров успешной работы КЭГ – утилизация многоцелевых АПЛ. Они составляли две трети всего российского атомного подводного флота. Однако до 2003 года утилизировались в основном стратегические лодки, а многоцелевые АПЛ хранились в акваториях с топливом на борту. КЭГ подняла эту проблему, провела специальный семинар в Северодвинске – и проблема сдвинулась с места.

Конечно, есть проекты, которые можно было бы запустить быстрее. Мировое сообщество годами обсуждало проблемы плавбазы «Лепсе», где хранится поврежденное топливо, выгруженное из реакторов ледокола «Ленин» еще в 60-х годах. Тем не менее, реабилитацией судна начали заниматься лишь недавно. Впрочем, уже есть четкие планы реализации и этой программы.

 

 

В работе КЭГ участвуют представители 12 стран (Бельгии, Канады, Финляндии, Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Норвегии, России, Швеции, Великобритании, США) и четырех международных организаций (Европейской Комиссии, МАГАТЭ, Международного института прикладного системного анализа, Международного научно-технического центра).

В 2002–2007 годах с помощью средств США утилизированы девять АПЛ (еще две в стадии утилизации), изготовлено 60 контейнеров ТУК-108/1 для хранения и транспортирования ОЯТ и комплект спецвагонов для перевозки отработавшего топлива.


При поддержке Норвегии утилизированы четыре АПЛ, проведено комплексное обследование площадки в губе Андреева, улучшена радиационная обстановка, созданы объекты физзащиты и инфраструктуры на этой площадке, изготовлены вагоны для вывоза ОЯТ, осуществляется утилизация РИТЭГов в Мурманской и Архангельской областях.


Великобритания оказала помощь в утилизации трех АПЛ, разработке ОБИН для создания инфраструктуры обращения ОЯТ и РАО, обследовании аварийного хранилища ОЯТ, строительстве и оснащении объектов в губе Андреева, реконструкции хранилища дефектного ОЯТ и модернизации физзащиты на ФГУП «Атомфлот», изготовлении контейнеров ТУК-120.


С участием Швеции разработаны технико-экономическое обоснование по обращению с РАО, ОБИН для создания инфраструктуры обращения с ОЯТ и РАО в губе Андреева, построен участок периметра физзащиты, создается центр по информированию населения Мурманской области.


При содействии Франции ведутся обследование объектов, ремонт оснастки сухого дока и поставка оборудования для обеспечения безопасного хранения ОЯТ и РАО в Гремихе, а также модернизация установки сжигания ТРО на ФГУП МП «Звездочка».


С помощью Германии в губе Сайда создан пусковой комплекс и строится первая очередь ПДХ реакторных отсеков, сформированы и размещены в хранилище семь блоков отсеков, очищена от затопленных судов акватория губы, модернизирована инфраструктура ФГУП СРЗ «Нерпа».


Италия помогла утилизировать одну АПЛ (еще одна в стадии утилизации), разработать документацию для проекта комплекса по обращению с РАО и технические проекты защитных укрытий над заглубленными хранилищами ТРО в губе Андреева, а также ТЭИ и ТЗ на техпроект судна-контейнеровоза, завершить поставку оборудования для утилизации АПЛ на заводы «Звездочка» и «Нерпа».


Канада оказала содействие в утилизации семи АПЛ (четыре – в процессе утилизации) и создании дополнительной инфраструктуры на МП «Звездочка».


Япония участвовала в утилизации одной АПЛ (четыре в стадии утилизации) и создании дополнительной инфраструктуры на ДВЗ «Звезда».

Россия из собственных средств утилизировала 62 АПЛ и одно судно АТО.
Осуществляются сбор и переработка ЖРО (около 14 000 м3 в год), безопасное хранение ОЯТ и РАО в ПВХ в губе Андреева, Гремихе, бухтах Сысоева и Крашенинникова, содержание на плаву и в ПДХ 155 блоков реакторных отсеков, безопасное хранение АПЛ в ожидании утилизации и трехотсечных блоков РО в пунктах хранения. Подготовлены к долговременному хранению восемь одноотсечных РО, к хранению на плаву – шесть судов АТО (одно судно в работе). Из ПВХ в бухте Сысоева вывезен эшелон ОЯТ.
Созданы участки ремонта оборудования для выгрузки ОЯТ на ФГУП ДВЗ «Звезда», ФГУП СРЗ «Нерпа», ФГУП МП «Звездочка», накопительная площадка для ОЯТ в бухте Сысоева.
Ведется строительство ПДХ РО в Приморском крае и хранилища ТРО на площадке в бухте Сысоева.
Реализуется проект реабилитации объекта ПВХ в бухте Сысоева (первая очередь), разработан проект берегового пункта изоляции и КД на понтоны-основания для экологической изоляции аварийных АПЛ класса «Виктор-1» и «Эхо-2».