30 марта 2012

«Ядерный Нострадамус»

Atomic-Energy.ru

Утверждение, что атомная энергетика является результатом всего развития цивилизации, иногда находит косвенное подтверждение в необъяснимых совпадениях. Об одном из них рассуждает директор Департамента обращения с ОЯТ и РАО и вывода из эксплуатации ядерных и радиационно-опасных объектов ГК «Росатом» Евгений КУДРЯВЦЕВ.

– Евгений Георгиевич, иллюстрируя один из докладов по проблемам ЯТЦ, Вы использовали рисунок Эшера. Его творчество соответствует научной презентации?

– Я давно познакомился с работами Мориса Эшера – удивительного художника и графика. Отличный рисовальщик, он математически точно обыгрывает разнообразные идеи на тему 2D-3D-переходов с геометрическими фигурами. В 1943 году Эшер в развитие идеи взаимопроникновения двух- и трехмерного пространства создал литографию «Рептилии». На ней из плоской картинки выползают крокодильчики, они становятся объемными и начинают прогулку по валяющимся на столе предметам, заканчивая это путешествие вползанием в исходную плоскость.

 

«Рептилии» ("Reptiles")

 

Несколько лет назад мне пришла в голову забавная аналогия, что все эволюции и этапы путешествия этих маленьких рептилий, идеально иллюстрируют основные стадии превращения урана в топливном цикле атомной энергетики, включая его сжигание в ядерном реакторе (крокодильчик с клубами дыма из ноздрей). Это добыча урана из земли и его аффинаж – выползание из плоскости; конверсия урана в гексафторид – вскарабкивание на книжку; изотопное обогащение урана и изготовление ядерного топлива – вперед и вверх; реакторное сжигание урана – апофеоз с клубами пара; удаление топлива из реактора и хранение ОЯТ – путь вниз; и, наконец, захоронение ОЯТ обратно в геологическую формацию – вползание в плоскость.

Можно отметить несколько удивительных нюансов поведения этих рептилий. Например, двухэтапное превращение в объемный объект может быть истолковано как две фазы добычи урановой руды и получения чернового концентрата урана. А трудное вскарабкивание на книжку – аналог сложного  этапа аффинажа и конверсии урана с фазовым переходом. Занятно и попадание рептилии в стакан после «реакторного апофеоза» – очень характерная иллюстрация отношения к ОЯТ.

– Удивительная получилась иллюстрация!

– Да, особенно если учесть, что ни атомной энергетики, ни ее топливного цикла еще и в помине не было, все ядерные разработки, которые велись в США и Германии, были строжайше засекречены, а СССР только делал первые шаги по становлению атомного проекта. И вот в это время Морис Эшер, живущий в небольшом голландском городке Баарн, словно заглядывает в атомное будущее.

– Интересная гипотеза. А есть у Эшера еще что-нибудь подобное?

– Самое неожиданное – есть! Взгляните на «Волшебное зеркало», написанное в 1946 году. Удивительная картина, симфония для двух ядерных циклов (один для теплового, а другой для быстрого реактора) и общего радиохимического комплекса (то самое зеркало) в качестве оркестра! А как Вам нравится «размножение» этих своеобразных грифонов? Чем не зрелищная иллюстрация самопроизвольной цепной реакции с образованием и удалением осколков – продуктов деления урана и плутония!

 

«Волшебное зеркало» ("Magic Mirror")

 

– Может быть, существует другое, более простое и логичное объяснение этих рисунков?

– Но о чем они? Откуда эти фантастические образы и нестандартные идеи?

Эшер – огромная загадка. Приведу только один поразительный факт из истории его творчества. Для иллюстрации одной из своих «архитектурных головоломок» он создал новый тип передвижения – некое «животное» могло карабкаться по лестнице, а элегантно сложившись в колесо – катиться по ступенькам вниз. Картина называется «Дом лестниц», к ней прилагается подробная инструкция художника, как работает изобретенный им механизм. И через 40 лет ученые-биологи обнаружили микроскопического, если не ошибаюсь, рачка, мгновенно убегавшего точно тем способом, который придумал Морис Эшер!

Автопортрет Мориса Эшера

А если вернуться к Эшеру «атомному», я могу предложить и совсем другое прочтение этих двух сюжетов. Что, если своими работами художник предупреждал о реальной опасности создания ядерного оружия? Дело в том, что он ненавидел фашизм. Но что он мог знать о германском ядерном проекте? Или о том, что именно в 1943 году начал нарабатывать оружейный плутоний первый ядерный реактор под стадионом в Чикаго? Два облачка из ноздрей самого агрессивного   крокодила – не предвидение ли это Хиросимы и Нагасаки? В таком апокалиптическом ключе вторую картину можно  интерпретировать как зримый образ двухступенчатого подрыва термоядерной бомбы – ­изящную иллюстрацию работы термоядерного заряда типа «слойка». Как бы то ни было, возможно, совсем недавно в тихой Голландии жил и творил «ядерный Нострадамус».

Беседу вела Алена ЯКОВЛЕВА