18 декабря 2015

Блок Белоярской АЭС БН-800: новые перспективы атомной энергетики

Центр энергетической экспертизы
Беззубцев Валерий, заместитель Генерального директора - директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»

Центр энергетической экспертизы провел онлайн-конференцию "Блок Белоярской АЭС БН-800: новые перспективы атомной энергетики".

10 ноября 2015 года на энергоблоке № 4 с реактором БН-800 Белоярской АЭС (филиал концерна «Росэнергоатом») начался этап энергетического пуска и освоения мощности. Соответствующее решение было выдано Ростехнадзором. Этап энергопуска включает мероприятия по постепенному подъёму мощности реактора несколькими ступенями. БН-800 - единственный в мире блок атомной электростанции с реактором такого типа и мощности (885 МВт). 

Цель реализации проекта сооружения энергоблока с реактором на быстрых нейтронах нового поколения БН-800 – это переход от открытого топливного цикла с урановым топливом (БН-600) к замкнутому топливному циклу с уран-плутониевым смешанным топливом, включающий создание пилотного производства смешанного топлива и отработку пилотного замкнутого цикла с его внедрением в производство. 

Замкнутый топливный цикл с реакторами на быстрых нейтронах обеспечивает сырьевую независимость и малоотходность атомной энергетики России не только за счет максимального вовлечения в энергопроизводство урана-238 из накопленных отвалов, но и за счет минимизации отходов, подлежащих окончательной изоляции, а также использования отработавшего ядерного топлива и накопленного плутония. 

Инновации проекта БН-800 включают пассивные системы безопасности, минимальную вероятность аварии с расплавлением активной зоны, исключают выделения плутония в топливном цикле при переработке облученного ядерного топлива. 

Что даст реализация этого проекта России? Почему выбрано именно это направление в развитии атомной энергетики? На эти и другие вопросы ответит приглашенный эксперт:

Беззубцев Валерий, заместитель Генерального директора - директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»

Олег Николаевич: Здравствуйте. Мой вопрос такой: зачем нужны реакторы на быстрых нейтронах с непонятной коммерческой перспективой, если есть достаточно эффективная с точки зрения атомной энергетики технология ВВЭР, которую Россия успешно продает на зарубежных рынках?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: В настоящее время прорабатывается именно вопрос коммерческого использования серийных блоков БН. Проект энергоблока БН–1200 разрабатывается именно с учетом современных требований безопасности, и с технико-экономическими параметрами, сопоставимыми с серийными ВВЭР. Технология ВВЭР и других реакторов на «тепловых» нейтронах, в определенный момент исчерпает себя по причине конечности ресурсной базы – дефицитного урана-235. Возможность радикально, на перспективу тысячелетий, расширить топливную базу – использовать необогащенный уран и хранящийся на складах и в ОЯТ плутоний, и решить проблему отходов и, прежде всего, ОЯТ ВВЭР – это реализация технологии замыкания ядерного топливного цикла с использованием уран-плутониевого топлива, и взаимодополняющей работы традиционных и «быстрых» реакторов.

Green: насколько вообще можно говорить о безопасности радиации и атомной энергетики?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Говорить о безопасности радиации незачем: радиация в крупных дозах опасна; а минимальные дозы радиации в пределах естественного фона – не опасны. В некоторых случаях, например в медицине, опасность радиации обращена на пользу: помогает справиться со злокачественными опухолями. Источники ионизирующих излучений используются также в промышленности, сельском хозяйстве и т.д.

Говорить о безопасности атомной энергетики можно и нужно; и не только говорить, но и делать. Обсуждение, на основе фактов, дискуссии – необходимая составляющая общей работы по повышению безопасности АЭС. И эта работа ведётся не только атомной отраслью России, но и всего мира. Никакие санкции не коснулись взаимодействия специалистов в области ядерной безопасности. Каждый инцидент на АЭС становится предметом обсуждений, научных обобщений, и по итогам – организационных мер. 

Так, результатом изучения, обсуждения, анализа аварии на АЭС «Фукусима» в 2011 году стал пересмотр стандартов ядерной безопасности для всех действующих и строящихся энергоблоков., в этом году выпущен итоговый отчет МАГАТЭ о причинах этой аварии, многие страны, включая Россию, выполнили так называемые «стресс–тесты» – дополнительные исследования безопасности АЭС и разработали национальные программы повышения безопасности действующих и сооружаемых АЭС. Многие мероприятия такой программы в концерне "Росэнергоатом" уже выполнены или находятся на завершающем этапе выполнения. 

Добавлю также, что ядерная энергетика сегодня в определенном аспекте безопасней, чем традиционная углеродная. Она лишена главного недостатка «углеродных» тепло- и электростанций – не увеличивает эмиссию углекислого газа и иных продуктов сгорания. По сравнению с технологически доступными источниками возобновляемой энергии, такими как солнечная и ветроэнергетика, лишь «мирный атом» способен дать огромное количество энергии, нужной для развития цивилизации. А по сравнению с крупными гидроэлектростанциями, АЭС не приводят к затоплению больших территорий, не нарушают экологический баланс рек. Напомню, ресурс пресной воды тоже исчерпаем, и может стать дефицитным! 

Сергей: Когда же ждать запуска БН-800 в сеть? когда он начнет давать энергию потребителям?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Сергей, мы уже дождались! Это событие уже состоялось 10 декабря 2015 года. Если Вы на территории Российской Федерации, и включите, например, утюг – то некоторая доля его нагрева – уже заслуга БН-800. Мы все с нетерпением ждали этого события, но приоритет ядерной энергетики – безопасность, и только потом уже мегаватты, деньги, и точно не пуски к празднику. После физического пуска реактора БН–800 проводилось комплексное тестирование всех систем энергоблока. Для получения разрешения на начало операций по энергетическому пуску сотрудники Белоярской АЭС подготовили 5540 комплектов исполнительной документации. В ноябре от государственного надзорного органа – «Ростехнадзора» – было разрешение начать процедуры по набору мощности.

Этап энергопуска включает мероприятия по постепенному подъёму мощности реактора несколькими «ступенями» от 1% (которая достигается при физическом пуске) до уровня мощности, обеспечивающего начало выработки электроэнергии (35%) и далее до уровня мощности, обеспечивающего готовность блока к опытно–промышленной эксплуатации (50%). Так, например, только плановая ревизия в рамках этапа «Энергетический пуск» проводится в течение 30–40 суток. 
10 декабря 2015 г., в 19:21 по московскому времени на Белоярской АЭС турбогенератор энергоблока № 4 был впервые синхронизирован с единой энергосистемой России, энергоблок выдал первый ток. На последующем этапе опытно–промышленной эксплуатации будут выполнены работы по наладке систем энергоблока, проведены необходимые испытания оборудования, освоена максимальная мощность энергоблока – 885 МВт. Но официальным «днём рождения» энергоблока № 4 Белоярской АЭС по традиции будет считаться 10 декабря!

Ирина Сергеевна: БН-800 это экспериментальный проект. Говорят о том, что будет еще БН-1200. А куда денут реакторы ВВЭР, ведь им еще работать и работать?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Реакторы типа ВВЭР продолжат работать, сейчас в стране сооружаются несколько энергоблоков с реакторами такого типа и по мере реализации программы «замыкания топливного цикла» и создания «серийных» реакторов БН–1200 реакторы на тепловых нейтронах станут надежными партнерами «быстрых» реакторов. Отработавшее ядерное топливо из реакторов ВВЭР после переработки и выделения из него невыгоревшего урана и наработанного плутония будет питать реакторы БН.

В топливный цикл с использованием реакторов на быстрых нейтронах будет вовлечен уран-238, в настоящее время не нужный, а его запасы огромны. В дальней перспективе открывается возможность использования тория. 
Энергоблоки с реакторами ВВЭР являются, и будут являться основой атомной энергетики в этом столетии. Проводится большой комплекс научных, экспериментальных и технологических работ в обоснование продления действующих энергоблоков с реакторами ВВЭР–1000 до 60 лет, сооружаются новые энергоблоки на площадках Нововоронежской и Ленинградской АЭС–2, проводится рассмотрение в Ростехнадзоре документов на получение лицензии на сооружение энергоблоков на Курской площадке. Все эти энергоблоки используют технологию ВВЭР. Так что реакторы ВВЭР никуда не денут, просто в будущем им предстоит работать с реакторами БН в одной системе замкнутого ядерного топливного цикла. 

просто инженер: Можете ли вы объяснить простыми словами в чем заключаются "пассивные системы безопасности" быстрых реакторов и чем они отличаются от тех, что были на Фукусиме и в Чернбыле? Заранее спасибо за ответ

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Уточним вопрос: и в Чернобыле, и на Фукусиме действовали не «быстрые», а «обычные» реакторы с «тепловым» спектром нейтронов. Ключевые выводы из инцидентов в Чернобыле – это необходимость многократного дублирования систем безопасности, принятие мер по повышению их надежности, снижение влияния на безопасность человеческого фактора. Выводы из Фукусимской аварии, прежде всего, – учет в конструкции энергоблока возможности полного обесточивания всей энергосети региона; поэтому одним из шагов стали решения по автономному энергоснабжению систем, обеспечивающих безопасность АЭС, повышение требование к обеспечению сейсмоустойчивости. Все эти факторы учитываются как в действующих, так и новых энергоблоках. Реализованы принципы резервирования, дублирования систем управления и безопасности; в ряде случаев реализуются две независимые системы, действующие по отличающимся принципам (диверсные). 

Что такое «пассивные системы безопасности»? Это те, которые не зависят от участия автоматики или человека. Например, активная система автоматической защиты реактора дополнена пассивной системой на основе гидравлически взвешенных стержней–поглотителей: они «плавают» в потоке натрия, основного теплоносителя первого контура, но если уменьшится расход натрия через активную зону из-за отключения насосов –эти стержни под собственным весом опустятся в активную зону, и заглушат ядерную реакцию. Среди других разработок – расхолаживание реактора с использованием естественной тяги воздуха, не зависящей от работы насосов; именно поэтому над энергоблоком кроме обычной вентиляционной трубы возвышаются дополнительные трубы. 

Добавлю, что после аварии на Чернобыльской АЭС одной из важнейших «пассивных систем» в новых проектах (уже не РБМК, а ВВЭР), стала «ловушка локализации расплава» – в российских проектах это воронкообразная емкость, которая в случае наихудшего сценария, расплава активной зоны реактора, обеспечивает длительное компактное сохранение и охлаждение наиболее радиационно–опасной составляющей. 

Семен В.: А подскажите, пожалуйста. Вот в этом новом замкнутом цикле - там ведь все равно есть какие-то радиактивные остатки? Это ведь, как я понимаю, сборки после использования будут извлекаться, топливо из них перерабатываться и загружаться заново - а куда девать остатки сборок? Они же должны быть дюже активными?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Специалисты в настоящее время оценивают остаток от переработки отработавшего ядерного топлива в 3–5 % высокоактивных отходов. Эти отходы будут переводиться в безопасную форму (остекловывание) и захораниваться с соблюдением всех мер предосторожности. Реализуется государственная программа по созданию еще более надежной технологии обращения с радиационными отходами. Среди долгосрочных целей – уменьшение количества долгоживущих высокоактивных отходов, образующихся в тепловыделяющих элементах при работе реактора, таких как америций и другие изотопы с очень большим периодом полураспада за счет их «выжигания» в реакторах на быстрых нейтронах.

Василиса: Добрый день. Сначала БН-600, потом БН-800, потом БН-1000, потом, видимо, БН-1200... А в обратную сторону когда? Хорошо бы и в обратную сторону пойти - скажем, БН-100, на колесах или на кораблях. Чтобы не пришлось в следующий раз в Крым подводный кабель тянуть - подогнал такой мобильный реактор и решил проблему...

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Реакторы малой и средней мощности в мире действительно востребованы, но в настоящее время они не получили распространения по причине более высокой себестоимости на кВт установленной мощности. В России ведутся проработки решений, позволяющих обеспечить безопасную и экономически эффективную выработку электроэнергии на реакторах малой мощности. Близкий к реализации, наиболее проработанный проект – плавучий энергоблок «Михаил Ломоносов», где используется развитие надежных, хорошо себя зарекомендовавших судовых ядерных энергетических установок. Но не следует думать, что такую АЭС можно быстро «пригнать и запустить» – это вполне стационарный объект, для его безопасной работы создаётся надежная береговая инфраструктура, акватория будет защищена молом.
Есть целая линия разработок автономных источников питания сравнительно небольшой мощности, в которых тепловая энергия реактора непосредственно (без использования турбины и генератора), а с помощью термоэлектрических преобразователей, преобразуется в электрическую. Но и КПД таких установок, и объем выработки электроэнергии по сравнению с энергоблоком АЭС несопоставимо ниже.

Дмитрий Иванович: А разве плутониевое топливо не попадает под различные заперты в связи с военной тематикой? Мы не получим очередные санкции в связи с этим новым ураново-плутониевым топливом?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Реализация программы замкнутого ядерного топливного цикла как раз позволит эффективно решить проблему использования плутония для человечества. Возможность и допустимость поставок топлива, содержащего плутоний, в страны за пределами «ядерного клуба», пока не является проблемой сегодняшнего дня. Критически более важный вопрос для обеспечения международного режима нераспространения ядерных материалов – это технологические возможности и политическое решение государства – получателя ядерного топлива. В случае, если на уровне международных переговоров будет установлен порядок, согласно которого поставщик ядерного топлива контролирует и переработку облученных топливных сборок, проблема снимается. Поскольку плутоний нарабатывается в результате работы и обычных АЭС, то вопросы переработки отработанного топлива находится под жестким международным контролем. 

strannik: БН-800 - уже реальность. А что в перспективе? И как обстоят дела у наших конкурентов? Где мы - впереди планеты всей или снова в догоняющих?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Россия сохраняет безусловное лидерство в разработке и наличии опыта практической эксплуатации «быстрых» натриевых реакторов. Опыт эксплуатации быстрых реакторов с натриевым теплоносителем составляет уже десятки лет. Работы по этой технологии были начаты ещё в 50–х годах прошлого столетия. Ведётся (на уровне научно–исследовательских и опытно–конструкторских работ) и проработка новой линии реакторов на быстрых нейтронах «Брест», где в качестве теплоносителя будет использоваться свинец. Однако о безопасности этих решений можно будет судить лишь на основе опыта их эксплуатации. 

Ближайшая перспектива – это совершенствование и оптимизация проекта БН–800, и, прежде всего, использование в его активной зоне только смешанного уран–плутониевого топлива (МОКС–топлива). Такая задача должна быть решена в 2019 году. Параллельно будут решаться задачи создания новых топливных композиций и матриалов для твэл этого реактора, вопросы оптимизации операционных затрат этого энергоблока, вопросы переработки и рефабрикации нового МОКС–топлива на основе наработанного в БН–800 и в реакторах ВВЭР плутония. А затем и работы по энергоблоку с реактором БН–1200. В ближайшие годы необходимо продемонстрировать, что капитальные и эксплуатационные затраты серийного БН–1200, работающего в замкнутом ядерном топливном цикле, конкурентоспособны с реактором ВВЭР ТОИ, работающем в открытом ядерном топливном цикле.

Леночка: А эти новые реакторы на быстрых чего–то там (я все время путаю нейроны и нейтроны) – для них новые АЭС надо строить, или можно старые переделать?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Нейроны – это нервные клетки, похожие на осьминожек; нейтроны – элементарные частицы. В реакторах работают нейтроны; а все нейроны сотрудников атомной отрасли постоянно задействованы, чтобы нейтроны работали безопасно.

Для использования технологии быстрых нейтронов надо строить новые энергоблоки. Даже слегка отремонтировать реактор – это очень непростое мероприятие, а переделывать действующий реактор незачем; дешевле и безопасней выстроить новый. Тем более конструктивно реакторы на быстрых и на тепловых нейтронах отличаются весьма значительно.

Салима: Будет ли реактор БН-800 использоваться в будущем на других АЭС?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Нет. Проект БН–800 предназначен для окончательной отработки технологии реакторов на быстрых нейтронах с использованием уран–плутониевого топлива. Атомная отрасль очень консервативна, главное для нас – безопасность: хотя у нас есть многолетний успешный опыт эксплуатации БН–600, этого недостаточно. Опыт эксплуатации нового БН–800 будет учтен в проекте БН–1200 – и он, после разработки и утверждения проектной документации, успешного строительства и опыта эксплуатации «головного» энергоблока, должен стать первым в серии таких же БН–1200 на других АЭС. И кроме этого, реактор БН–800 будет использоваться для отработки технологий замкнутого ядерного топливного цикла – на нем будет использоваться МОКС–топливо на основе плутония, выделенного при переработке уже отработавшего ядерного топлива других реакторов. В настоящее время такой плутоний хранится на складах и основная задача – это его утилизация в быстрых реакторах. 

Александр: Могут ли антироссийские санкции в какой-то мере повлиять на реализацию проекта?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Программа атомной энергетики, в широком понимании, всегда строилась как независимая от внешних факторов. Кроме того, сотрудничество в вопросах безопасности атомной энергии не пострадало ни от каких санкций: научные, эксплуатирующие, контролирующие организации продолжают, и будут продолжать сотрудничество. 
Все ключевые компоненты для АЭС мы способны производить самостоятельно. В период 2000–х годов некоторые элементы были дополнены зарубежными конкурентоспособными и надежными элементами, заменившими российские. Но делалось это с полным пониманием принципов их функционирования, и контролем надежности.

Сегодня есть немногие аспекты импортозависимости, которые в настоящее время преодолеваются. Один из потенциально уязвимых вопросов – использование вычислительной техники для систем автоматизации. Поскольку Россия сохранила, и развивает свою линейку высокопроизводительной вычислительной техники (например, процессор для особо ответственных применений «Эльбрус»), эта возможная проблема будет преодолена. Более того, специалисты говорят о положительном эффекте – произойдет параллельное развитие двух взаимосвязанных «линий» тех же автоматизированных систем управления. В АЭС, которые будут возводиться за рубежом, могут (по согласованию с заказчиком) использоваться любые импортные компоненты. В России мы будем развивать российские компоненты АСУ. В результате у нас будет возможность предложить на выбор варианты АСУ для наших зарубежных заказчиков. 

Важно затронуть аспект кибербезопасности. Можно ли, зная, какие компьютеры установлены на АЭС, «выключить» её издалека? Нет, нельзя. Подробности по понятным причинам опустим, но уверенное «нет» обеспечивает российское межсетевое оборудование, разработанное в России и сертифицированное самыми строгими и неразговорчивыми структурами нашей страны. Что же касается технологий быстрых натриевых реакторов, то это в основном российские разработки и ноу–хау и в этом направлении мы, как говорили раньше, впереди планеты всей. 

Anna: Можете ли вы уже сейчас сказать, что быстрые реакторы будут использоваться для производства энергии в других регионах, не только в Свердловской обалсти? Если да, то где?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Когда всё произойдёт так, как задумано программой развития атомной энергетики, и мы получим уверенный опыт строительства и эксплуатации нового поколения реактора БН–1200, то серийные блоки будут возводиться и в других регионах. Предполагается, что головной энергоблок с реактором БН–1200 будет построен в конце второго - начале третьего десятилетия, и вероятнее всего на площадке Белоярской АЭС.

Тома Гавк: объясните простую весчь: зачем Росатом тратит огромные деньги на проект, который не гарантирует, что вложения отобьются? в энергостратегию эта технология не включена. то есть поисследуем и забудем?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Начнем с энергостратегии. «Энергетическая стратегия России на период до 2030 года» (утв. распоряжением Правительства РФ от 13 ноября 2009 г. N 1715–р) – это очень подробный документ; не все читают его до конца. Мы специально перечитали, и, во-первых, не нашли ни одного пункта, который бы противоречил технологии реакторов на быстрых нейтронах и замыканию ядерного топливного цикла с использованием уран–плутониевого топлива. Дочитав же до п. «7. Инновационная и научно–техническая политика в энергетике», нашли, что по направлению "Ядерно–топливный цикл и атомная энергетика" стратегией предполагаются в том числе: «создание экспериментальных и коммерческих атомных электростанций с реакторами на быстрых нейтронах; … отработка вопросов эксплуатации и замыкания топливного цикла, разработка технологий и создание предприятий замыкания топливного цикла, обеспечивающих топливообеспечение атомных электростанций с учетом интегрального и годового потребления природного урана, объема разделительных работ, параметров воспроизводства топлива, удельной напряженности топлива в реакторах на быстрых нейтронах, а также вопросов безопасности; разработка инновационных технологий переработки отходов и замыкания ядерного цикла с приближением к радиационно–эквивалентному захоронению радиоактивных отходов». 

Более того, стратегия на то и стратегия, что уже требует думать о следующем шаге: «овладение энергией термоядерного синтеза на базе отечественных инновационных технологий и продуктивного международного сотрудничества, включая создание экспериментального термоядерного реактора (ITER) и демонстрационной станции мощностью 1 ГВт».

Что касается гарантий, «отобьются» ли деньги на НИОКР. Необходимо понимать, что горизонт практических результатов научных исследований может быть отодвинут на столетия. Реактивные пороховые ракеты известны на Востоке с раннего средневековья; потребовалась тысяча лет, чтобы выйти в космос. Работы в сфере реакторов БН, замыкание топливного цикла – уже давно перешли из области научных поисков в область оптимизации для массового рентабельного использования. Даже опытно–промышленный реактор БН–800 – это уже не эксперимент, а энергия, которая уже поступает в нашу сеть. А основы замкнутого ядерного топливного цикла с использованием этого реактора, дающего энергетические ресурсы для человечества на столетия и более мы должны продемонстрировать к 2025 году. 

Саша: когда можно будет говорить о коммерческом производстве энергии на быстрых реакторах? в какой стадии сейчас работы по проекту БН-1200?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Опыт эксплуатации реактора БН–800 будет проанализирован, эти изменения будут учтены в проекте БН–1200. В 2014 году была завершена разработка материалов технического проекта реакторной установки БН–1200 и проектные материалы энергоблока: основные схемно–технологические решения, здания, системы, коммуникации, а также выполнены технико–экономические оценки. Это – глубокое понимание, каким должен быть энергоблок, но еще не документация для строительства. Капитальные затраты на строительство одного реактора должны быть соизмеримы с реактором типа ВВЭР–1200 – с учетом современных требований по безопасности, и опыта эксплуатации. Идет оптимизация проектных решений, чтобы все эти параметры были обеспечены. В этом году проведена всесторонняя экспертиза этих материалов и результаты были рассмотрены на НТС в Госкорпорации «Росатом». Намечены новые задачи для этого проекта. В 2017 году должны быть завершены основные научно–исследовательские и опытно–конструкторские разработки в обоснование этого проекта.

В следующем году предстоит разработать обликовый проект промышленного энергокомплекса с реактором БН–1200 и по результатам разработки принять решение о начале реализации этого проекта.

геннадий: насколько мне известно, быстрыми реакторами занимались и другие страны - причем передовые в атомной энергетике. И они эту тему не очень развили. Почему ею так активно занимается Россия? Может, есть смысл посмотреть на опыт зарубежных коллег?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: Быстрой тематикой занимались разные государства, однако, наибольший опыт в этой области у Франции и России. Франция «остановила» свои быстрые реакторы «Феникс» и «Супер Феникс», но в настоящее время французы активно рассматривает возможность возобновления работ в этом направлении. Росатом обсуждает вопросы испытания будущего ядерного топлива для французского реактора в российских реакторах БН. Активные исследования технологий быстрых натриевых реакторов проводит Китай – совместно с нами они создали исследовательский быстрый ядерный реактор CEFR, и теперь рассматривают возможность совместной с нами разработки опытно–промышленного быстрого реактора. Индия и Япония заинтересованы в этих технологиях и имеют свои ядерные реакторы на быстрых нейтронах. Но еще раз отмечу, пока мы являемся безусловными лидерами этого направления реакторных технологий и важно сохранить это лидерство. 

xxx: На БН-800 используется новое топливо. Не могли бы вы поподробнее о нем рассказать? Не повышается ли риск внештатных ситуаций из-за того, что это экспериментальное топливо и еще не научились с ним работать?

Валерий Беззубцев, заместитель генерального директора, директор по технологическому развитию ОАО «Концерн Росэнергоатом»: На сегодня в реакторе БН–800 используется так называемая «гибридная активная зона», то есть в ней находятся тепловыделяющие сборки с обычным урановым топливом и 90 сборок со смешанным уран–плутониевым (МОКС) топливом. За три года все урановые сборки должны быть заменены на МОКС, и сейчас разрабатывается программа такого перехода, которая в том числе будет включать вопросы обеспечения безопасности работы БН–800. До установки МОКС топлива в БН–800 был проведен большой комплекс как расчетных, так и экспериментальных обоснований работоспособности МОКС топлива, включая его испытания в реакторе БН–600. Нам предстоит научиться безопасно работать с таким топливом, когда его в активной зоне будет не 90 тепловыделяющих сборок, а более 500. При этом в будущем будет использоваться более высокоактивный плутоний по сравнению с тем, что используется сейчас. Это очень важная и перспективная задача, которую предстоит решить коллективам ученых, конструкторов, технологов и в конечном итоге организации, эксплуатирующей этот реактор – Концерну «Росэнергоатом».