16 марта 2021

Топ-менеджер Tenex-Japan Нобуо Маки: «На «Фукусиме» работают лучшие умы»

Страна Росатом

Десять лет назад, 11 марта 2011 года, АЭС «Фукусима» накрыло цунами, вызванное сильным землетрясением. Стихия повредила системы охлаждения, что привело к выходу из строя четырех из шести реакторов и выбросу радиоактивных веществ. Консервация источника радиации, по прогнозам, займет не один десяток лет. Помогают японским коллегам в ликвидации последствий аварии и специалисты «Росатома». Подробнее — в интервью с главным техническим управляющим Tenex-Japan Нобуо Маки.

— Когда началось ваше сотрудничество с японскими компаниями в рамках ликвидации последствий аварии на АЭС «Фукусима-1»? В чем оно состоит?

— В 2014 году «РосРАО» (сейчас — Федеральный экологический оператор) разработало проект установки для очистки жидких отходов от трития. Tenex-Japan тогда оказала «РосРАО» поддержку в подготовке отчетных материалов. В 2015 году наша материнская компания, «Техснабэкспорт», была назначена отраслевым интегратором по вопросам бэкенда, после чего наше сотрудничество с «РосРАО» активизировалось. Вместе мы запустили разработку специального нейтронного детектора, а затем занялись исследованиями кориума, который образовался при расплавлении активной зоны. Мы прошли путь от консультаций с госорганами Японии и компанией-оператором TEPCO до развития партнерской сети с хорошо известными машиностроительными корпорациями и небольшими специализированными инжиниринговыми компаниями.

С 2016 года мы практически ежегодно подаем заявки на японские правительственные гранты, в основном связанные с научными и инженерными исследованиями по разным аспектам ликвидации последствий аварии. Для определения наиболее востребованных направлений применения российского опыта мы несколько лет собирали и систематизировали информацию об отечественных наработках. У нас сложилась отличная команда со специалистами ФЭО, «Маяка», НИИАР, Радиевого института, ИРМ, «ЦНИИТМАШа» и институтов РАН.

В активе нашей команды два реализованных научно-исследовательских проекта, еще три находятся на различных стадиях реализации. Мы переходим от относительно небольших НИОКР к крупным инжиниринговым проектам. Вопрос о том, с чего мы начинали и какой путь прошли, очень важен: я уверен, что прикладные проекты были бы невозможны без НИОКР и выяснения физических основ происходящего с материалами «Фукусимы». В Японии тщательно выбирают партнеров, независимо от направления деятельности. По моему мнению, Tenex-Japan в составе команды «Росатома» прошла это испытание и сегодня является полноценным участником работ по ликвидации последствий аварии.

— Специалисты Tenex-Japan и «Техснабэкспорта» были на АЭС «Фукусима» после аварии? Что они там увидели, что их поразило?

— Наши специалисты неоднократно посещали префектуру Фукусима и саму АЭС как в рамках визитов официальных российских делегаций, так и в ходе реализации проектов. Впервые мы попали туда через три года после аварии, когда следы трагедии были еще на каждом шагу. С тех пор год от года мы видим прогресс, которого наши коллеги достигают высокопрофессиональным и героическим трудом. Сегодня площадка АЭС «Фукусима-1» — место кооперации, научного и технического сотрудничества множества организаций по различным направлениям деятельности. Это отлично организованный и слаженно работающий инженерный объект. О последствиях аварии напоминают разве что таблички, предупреждающие об ограниченном доступе к поврежденным реакторам.

Для нас деятельность в рамках этого проекта — уникальный опыт в области обращения с ядерными и радиоактивными материалами. Едва ли в мире можно найти подобное место концентрации сложнейших научно-технических вызовов. Все мировое атомное сообщество ориентировано на ликвидацию последствий аварии, демонстрирует ответственность индустрии перед обществом и окружающей средой.

— Когда началось сотрудничество с оператором станции, ТЕРСО?

— С ТЕРСО у «Техснабэкспорта» и Tenex-Japan давняя история взаимоотношений по линии поставок обогащенной урановой продукции. Что касается сотрудничества в рамках ликвидации последствий аварии, то первые контакты начались в 2016 году, но особенно активно идут в последние годы. Параллельно мы вели технические консультации с профильными департаментами TEPCO. Часть предложений команды «Росатома» была отмечена японской стороной, и по ним сейчас идет взаимодействие. Обе стороны видят достаточно много направлений, участие в которых институтов «Росатома» было бы полезно и результативно.

— На какой стадии находится проект по извлечению и утилизации радиоактивных цеолитов с АЭС «Фукусима-1»?

— Мы завершаем предварительную стадию концептуальных исследований вариантов извлечения цеолитов из заполненных водой подвалов вспомогательных зданий. Совместно с НИКИЭТ и ИРМ мы изложили ТЕРСО несколько сценариев реализации такого проекта, провели предварительные анализы рисков и оценку безопасности. После изучения полученных материалов оператор станции примет решение о дальнейших формах взаимодействия.

— Сколько времени может занять этот проект? Какие плюсы у предложения «Росатома?»

— В работу включены организации из Японии и со всего мира. Точную оценку сроков реализации такого сложного проекта в данный момент дать затруднительно. Мы считаем, что на полное решение задачи может потребоваться не менее трех лет.

Задачи на «Фукусиме» уникальны, и, конечно же, готовых решений и аналогичного опыта ни у кого нет. Но у «Росатома» уже есть реализованные проекты, из которых можно позаимствовать отдельные технологические решения: например, по гидротранспорту ионообменных смол, по откачке донных отложений из хранилищ и емкостей и по контейнеризации высокоактивных отходов. На этом опыте выстроены предложенные нами японской стороне методы обращения с цеолитами.

— Мало извлечь высокоактивные материалы из поврежденных зданий, их еще надо где-то хранить. Есть ли у Tenex-Japan наработки для этого?

— В наших решениях по извлечению и контейнеризации цеолитов мы, безусловно, исходим из требований по дальнейшему их долговременному хранению и даем свои предложения по организации инфраструктуры.

— Что еще может предложить команда «Росатома» для решения актуальных проблем на площадке АЭС «Фукусима-1»?

— Сложнейшей задачей ближайших лет является выбор оптимальных методов безопасного извлечения разрушенного ядерного топлива и последующего обращения с ним. У «Росатома» есть уникальный опыт по обращению с дефектным ОЯТ, с разрушенным ОЯТ, с просыпями ядерного топлива. ТЕРСО хорошо знает об этом опыте.

В целом же областей для взаимодействия с ТЕРСО очень много. Это и робототехника, и всевозможные средства дистанционной разведки, и технологии подготовки РАО к долговременному хранению и захоронению, обоснование безопасности тех или иных решений, опытная проверка гипотез. С оператором площадки, исследовательскими институтами и промышленными партнерами мы ведем диалог примерно по двум десяткам направлений.

На «Фукусиме» работают лучшие умы, конкуренция очень высокая. Однако я уверен, что в случае слаженной работы «Росатом» останется на площадке и еще не раз продемонстрирует Японии и всему миру высокий научный и инженерный уровень развития.