19 августа 2021

Владимир Шевченко, и.о. ректора НИЯУ МИФИ: «Мы должны не следовать за «Росатомом», а прокладывать ему пути»

Страна Росатом

В начале июля сразу в нескольких российских вузах сменились ректоры. Главный опорный вуз «Росатома» МИФИ возглавил Владимир Шевченко. Мы расспросили нового руководителя о его научной карьере, участии университета в программе поддержки вузов «Приоритет-2030» и сотрудничестве с «Росатомом».

— Расскажите немного о себе. Где вы учились, какими научными направлениями занимались?

— Я поступил в МИФИ в 1990 году, после окончания 542-й физико-математической школы при МИФИ, сейчас это лицей № 1511 нашего Предуниверситария. На четвертом курсе пошел на учебно-исследовательскую работу в Институт теоретической и экспериментальной физики — ИТЭФ, тогда он был подведомствен «Росатому». Там я проработал до 2010 года, прошел путь от аспиранта до исполняющего обязанности директора института. Там же защитил диссертацию по теоретической физике сильных взаимодействий, моим руководителем был профессор Юрий Антонович Симонов — к слову, тоже выпускник МИФИ. Я работал в различных научных проектах в России и за рубежом, в частности, два года провел в Утрехтском университете в Нидерландах. Потом началось мое многолетнее сотрудничество с коллегами, которые в ИТЭФ занимались работами в рамках эксперимента LHCb на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе (цель эксперимента — выяснить, почему в ходе эволюции Вселенной исчезло антивещество. — «СР»). Тогда как раз шла подготовка к запуску коллайдера.

Параллельно я занимался другими проектами, в том числе прикладными. Например, по заказу «Росатома» мы с коллегами делали очень интересную работу по системе моделирования газотранспортных и электроэнергетических сетей России для оценки экономических перспектив строительства новых энергоблоков в рамках программы развития атомной энергетики, которая была в то время утверждена.

В 2010 году ИТЭФ вошел в состав Курчатовского института. Я по предложению тогда директора, а сейчас президента института Михаила Валентиновича Ковальчука перешел в Курчатовский институт, где и проработал до 2 июля 2021 года. Там я входил в блок руководства фундаментальными исследованиями, мои должности в разные периоды назывались по-разному, но значительная часть моей деятельности была сосредоточена на вопросах, связанных с участием Курчатовского института и России в целом в больших научных проектах за рубежом. В частности, пять лет я возглавлял научно-координационный комитет по сотрудничеству России и ЦЕРНа. Также я преподавал: в МФТИ, в ДВФУ, последнее время в МИСиСе, где нам с коллегами тоже удалось запустить ряд интересных научно-образовательных активностей. И вот 3 июля я вернулся в свою альма-матер в качестве исполняющего обязанности ректора.

— Вам придется заниматься больше административной работой, вас это не пугает?

— Разумеется, значительная часть работы ректора — административная. Моя последняя должность в Курчатовском институте называлась «заместитель директора по фундаментальным исследованиям» и тоже предполагала довольно большой объем административной работы. Я не питаю иллюзий о возможности серьезных занятий наукой на посту ректора. Однако считаю правильным, когда ректор университета часть своего времени посвящает научно-преподавательской деятельности, посещает семинары, защиты диссертаций и т. д. Беру пример в этом отношении с наших выдающихся врачей — руководителей медицинских центров, большинство из которых продолжают вести врачебную практику, несмотря на серьезный административный груз. Кроме того, в таком университете, как МИФИ, вовлеченность в содержательное обсуждение научных вопросов у ректора не меньше, а возможно, и больше, чем в обсуждение вопросов чисто образовательных или хозяйственных.

— Какие главные направления развития университета вы видите?

— Сейчас у нас несколько важных задач, и одна из них, наиболее насущная, — это подготовка заявки в программу Минобрнауки «Приоритет-2030». Мы сформулировали пять стратегических проектов. Во-первых, развитие ядерных энерготехнологий будущего поколения. Это направление включает большой круг вопросов, связанных с замкнутым топливным циклом и в ядерно-энергетическом, и в материаловедческом аспекте, а также работы, которые касаются энергетики малой мощности и термояда. Конечно, в этих направлениях мы планируем тесно взаимодействовать с «Росатомом».

Задача программы государственной поддержки университетов «Приоритет-2030» — развитие исследований, разработок, образования, инноваций и технологий. В программе примут участие не менее 100 университетов, отобранных по конкурсу. Университеты могут формировать консорциумы с другими вузами и научными организациями и предоставлять им средства гранта. Подать заявку на участие в программе можно до 6 августа 2021 года. Критерии и этапы отбора — на minobrnauki.gov.ru.

Второе направление — информационные технологии. Акцент мы делаем на кибербезопасности: от развития классических подходов к защите информации до передовых исследований в области безопасности систем распределенного реестра, квантовой криптографии и т. д. Можно упомянуть в этой связи, что МИФИ является также опорным вузом Росфинмониторинга.

В третьем направлении, которое мы называем релятивистской квантовой инженерией, сосредоточены работы в области физики фундаментальных свойств материи и будущих технологий, основанных на новых физических принципах. В частности, мы планируем активно развивать исследования в области физики нейтрино и нейтриноподобных частиц, которые могут пролить свет на загадку природы темной материи.

Четвертое направление сконцентрировано на синхротронно-нейтронных, ускорительных, радиационных и ядерных технологиях для биологии, экологии и медицины. Мы считаем, что высокотехнологичная медицина — это будущее, и это одно из направлений, где мы претендуем на лидерство как в исследованиях, так и в подготовке кадров. Здесь у нас много планов работы с Курчатовским институтом.

И пятое направление — радиофотоника и квантовая сенсорика. Это новая междисциплинарная область, предполагающая совмещение технологий управления квантами света, фотонами, и технологий сверхвысокочастотной электроники.

— Что МИФИ даст участие в программе «Приоритет-2030»?

— Для нас это двойная инвестиция: и финансовая, поскольку в рамках программы будут распределены значительные средства, и идейная. Предшественник «Приоритета-2030», проект «5–100», оказал большое позитивное влияние на университетский ландшафт в России. Я это вижу по ряду вузов, которые, вой­дя в этот проект, стали обращать внимание на различные важные факторы своего внутреннего устройства, в том числе те, которые потом находят отражение в рейтингах. Этот проект дал вузам большой импульс, хотя ни один его участник не вошел в топ-100 глобальных мировых рейтингов. Я надеюсь, что «Приоритет-2030» станет еще одним поводом для вузов посмотреть в зеркало и определить, прежде всего для самих себя, кто они такие: какова их ниша, каковы их абитуриенты и выпускники, как и, как говорится, куда они живут. Я рассматриваю те ресурсы, что мы рассчитываем привлечь по «Приоритету-2030», как важную инвестицию в наши проекты развития, которые мы бы стали реализовывать в любом случае, но, конечно, без этой программы гораздо медленнее.

— Часто говорят, что филиалы университета живут своей жизнью и мало связаны с основным МИФИ. Это правда? Что-то планируете с этим делать?

— Конечно, видно, что ситуация на московской площадке и положение дел в филиалах зачастую сильно различаются. Я для себя ставлю задачу выстроить правильную модель отношений филиалов и с госкорпорацией, и с центральной площадкой МИФИ. Филиалы не должны находиться в глухой обороне от сложностей, которые их окружают: и в плане материально-технического обеспечения, и в отношении жесткой конкуренции за хороших абитуриентов с другими университетами. Важно, чтобы каждый филиал смотрел в будущее и видел, в чем состоит позитивная стратегия его развития.

В этом году в рейтинге RUR МИФИ занял первое место в естественных науках среди российских вузов

Нам абсолютно необходима «сверка часов», и мы будем ее проводить. Наверное, в каждом филиале история будет своя, никакого универсального решения я здесь не ожидаю. И конечно, я обязательно в этом году посещу все филиалы.

— Станет ли сотрудничество с «Росатомом» более тесным?

— МИФИ возник как отраслевой вуз, обеспечивающий кадровые потребности атомной отрасли и в военном, и в гражданском секторе. Однако сегодня мы по факту превратились в исследовательский университет мирового уровня. Такое позиционирование по определению исключает ориентацию на одного работодателя. Прошло время, когда сильнейших абитуриентов можно было привлекать лишь гарантией трудоустройства. Сейчас они и так уверены, что с работой у них все будет хорошо. С другой стороны, связи с «Росатомом» для нас очень важны: 30 % молодых специалистов, приходящих в «Росатом», выпускники МИФИ — московской площадки и филиалов. Я считаю, что одно из основных направлений, которые нам следует развивать, — международное. Сейчас у нас есть только один филиал за рубежом — в Ташкенте, что явно не соответствует ни нынешней географии деятельности «Росатома», ни тем более планируемой. Убежден, что не только в передовых научных исследованиях, но и в образовательной деятельности на международной арене мы должны не следовать за «Росатомом», а идти перед ним, прокладывая ему пути. Речь здесь не обязательно о создании новых зарубежных филиалов, сотрудничество с местными университетами и совместные образовательные программы могут иметь самые разные формы. Есть ряд других направлений, которые мне видятся стратегически очень важными для нашего взаимодействия с «Росатомом». Например, все, что касается квантовых технологий. Причем я имею в виду не только квантовые компьютеры, но и квантовые коммуникации, квантовую криптографию, квантовые сенсоры. У нас в этих сферах огромный потенциал совместной работы.

— Как вы проводите свободное время?

— Ну, сейчас мне точно не до отдыха. У меня нет хобби в смысле какого-то занятия, крестиком я не вышиваю. Можно сказать, что главное, что занимает мое время и ум вне работы, — это общение с семьей, детьми. У меня замечательная семья. Я думаю, что счастье отцовства, осознание себя как отца, мужа, главы семьи и рода — это одна из тех радостей в жизни, которую человеку трудно осознать, пока он молодой. Это приходит с возрастом. Я очень этим дорожу, очень благодарен своей семье за то, что они, не будучи подчас в восторге от тех изменений, которые происходят в моей жизни и работе, всегда меня поддерживают. Для меня это очень важно.

КСТАТИ

В этом году МИФИ запускает новую программу бакалавриата — «Безопасность компьютерных систем». Обучение будет длиться четыре года, доступны 60 бюджетных мест.

Студенты будут изучать фундаментальные математические дисциплины, теоретические основы кибербезопасности и криптографических методов, компьютерную криминалистику, тестирование на проникновение и анализ защищенности информационно-­технологических систем.

Преподавателями будут и опытные специалисты в области обеспечения информационной безопасности, и молодые ученые. Например, дисциплину «Основы безопасности приложений» будет преподавать Денис Макрушин, руководитель группы перспективных исследований безопасности Huawei, компьютерную криминалистику — Алексей Поляков, специалист по компьютерной криминалистике из компании-­разработчика в области кибербезопасности Bi.Zone. А криптографические методы защиты информации — Александр Варфоломеев, президент ассоциации «Рускрипто».

«Выпускники программы будут востребованы в высокотехнологичных компаниях, где смогут разрабатывать математические модели кибербезопасности, обеспечивать безопасность и защиту данных в сфере эксплуатации комплексов программных и программно-­аппаратных технических средств», — отметил заместитель директора Института интеллектуальных кибернетических систем МИФИ Валентин Климов.

В этом году в рейтинге RUR МИФИ занял первое место в естественных науках среди российских вузов