12 мая 2009

Выборы ядерного папы

 Одно из самых важных всемирных голосований проводится в Вене за закрытыми дверями и вдали от любопытных глаз. Его победителю уготована должность лидера так называемого "ядерного сторожевого пса" ООН - международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), чьи заслуги были по достоинству оценены Нобелевской премией мира, пишут авторы Foreign Policy.

Нынешняя выборная кампания в МАГАТЭ затянулась на несколько месяцев, и победитель по-прежнему не виден. После того, как ни один из первой двойки кандидатов не смог собрать требуемого большинства в совете управляющих, к ним добавилось ещё трое претендентов.

В сентябре 2007 года Мохаммад Эльбарадей в интервью для "Нью-Йорк Таймс" назвал себя "светским папой". Очевидно, что он не держал в уме параллели в процедурах выборов - но, на самом деле, такие аналогии существуют.

Так же, как и в Ватикане, голосование проходит тайно. Да, в Вене не принято объявлять результаты дымом, как в Ватикане - но, как и католические кардиналы, члены совета управляющих предупреждают друг друга о своих намерениях при голосовании, скрывая их, в то же время, от публики. Для атомной организации, настаивающей на транспарентности, подобная закрытость выглядит чужеродным элементом.

Провал первого этапа выборов показывает, насколько сильно среди членов совета разочарование уровнем квалификации кандидатов. Тот, кто займёт место Эльбарадея, должен иметь очень большой вес. В 2005 году МАГАТЭ получило Нобелевскую премию мира, что стало лишним подтверждением - главной неписанной задачей атомного агентства остаётся предотвращение войн.

Но с этим согласны далеко не все. Часть государств приветствовала политическую деятельность Эльбарадея, в том числе, его жёсткую критику утверждений администрации Джорджа Буша о якобы имеющемся у режима Саддама Хуссейна оружии массового поражения. Другие хотели бы видеть лидера МАГАТЭ более склонным к компромиссам. Линия водораздела нередко совпадает с экономическими границами. Богатые страны предпочитают видеть во главе агентства технократа, а бедные - борца за мир.

Японский дипломат Юкия Амано получил на первом этапе выборов поддержку от США именно потому, что он - технократ, не имеющий веса и интереса в геополитике. Для победы японцу не хватило ровно одного голоса, и те, кто отказал ему в доверии, не скрывают, что сделали это из-за слишком тесной близости Амано к Соединённым Штатам.

Его главный соперник, Абдул Самад Минти из ЮАР, возглавляет сторонников движения неприсоединения и неустанно подчёркивает свои устремления к роли одного из главных миротворцев планеты.

Безрезультатное завершение первого этапа выборов привело к тому, что к Амано и Минти добавилось ещё трое желающих управлять МАГАТЭ - испанец Луис Эчаварри, словенец Эрнест Петрич и бельгиец Жан-Поль Понселе.

Если рассматривать только троицу новичков, то самым сильным кандидатом из них представляется испанец. Эчаварри не пользуется резкими формулировками и стремится к балансу. Он предлагает сохранять давление на Иран, но при этом поддерживать стремление развивающихся стран к мирным атомным технологиям. За плечами у испанца богатая трудовая карьера в атомной отрасли, что даёт ему полное право считать себя атомным профессионалом.

Наблюдатели считают, что партия Амано будет настаивать на скорейшем голосовании, так как при этом новички не успеют в полной мере мобилизовать свои силы поддержки. Впрочем, многие уверены в том, что и второй этап не принесёт результатов. Тогда на арену должны выйти люди, до сих пор остающиеся в тени. Не исключено, что всех мог бы устроить чилиец Миленко Скокнич, ранее занимавший высокие посты в МАГАТЭ.

Если агентство желает провести без суеты и спешки переходный период от Эльбарадея к его преемнику, то выборы нужно закончить до начала июня. Новому ядерному папе, кто бы он ни был, нужно время, чтобы полностью погрузиться в наследие Эльбарадея. А там есть, что изучать, ведь египтянин сумел превратить МАГАТЭ из вечно жалующейся на недостаток внимания и финансов организации в один из столпов мирового порядка.