Николай Пономарёв-Степной: с советских времен мы свято выполняли свои обязательства по поставкам

29 марта в штаб-квартире МАГАТЭ в Вене генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано и глава российской госкорпорации "Росатом" Сергей Кириенко подписали соглашение о создании на территории России гарантийного запаса низкообогащенного урана (НОУ). Инициатива предусматривает создание системы международных центров по предоставлению услуг ядерного топливного цикла и должна обеспечить равный доступ всех заинтересованных государств к атомной энергетике при соблюдении требований режима ядерного нераспространения.

Николай Пономарев-Степной, вице-президент РНЦ "Курчатовский институт", академик РАН:
"Подписание такого соглашения – это один из возможных путей снижения риска распространения ядерных материалов. Странам предлагают реальный выход вместо того, чтобы заводить трудоемкое топливное производство – условно говоря, добычу урана, переработку руды, а потом и обогащение, то есть освоение полного цикла. Ведь это потянут в материальном плане очень немного стран, так как это очень дорогое удовольствие. И его окупаемость возможна лишь в том случае, если в стране большая атомная энергетика, в других случаях заводить такое производство по экономическим условиям – нерационально.

Поэтому такое предложение создавать центры ядерного топливного цикла очень разумно. Страны могут использовать продукты атомной энергии, но при этом они имеют возможность обеспечить себя топливом и услугами топливного цикла в централизованном органе. Поэтому я считаю, что это очень полезное направление и правильное решение.

Инициатива по организации таких центров исходила от России. Понимая, что это один из путей решения проблем нераспространения, мы предложили создать такой начальный вариант – центр по обогащению на базе ангарского комбината. Там отделенный и выведенный участок, и в работе могут участвовать и другие страны. И это хорошее предложение – вам могут быть предоставлены услуги, но также вы можете и войти в состав этого центра. Кроме того, это и политическое решение. Потому что когда мы видим, что страны, которые стремятся, несмотря ни на что, организовать у себя некоторые компоненты топливного цикла, например, такие как обогащение, мы понимаем, что экономически для них это нецелесообразно, хотя стремление есть. Так что у сообщества возникают определенные сомнения – для чего это делается, для того ли, чтобы обеспечить атомную энергетику или все-таки имеются какие-то другие цели. Поэтому с подписанием соглашения можно отмести все сомнения и спокойно сказать, что проще и экономичнее покупать уран в центре. Это первый аргумент.

Второй аргумент касается собственно запаса. Подписанное соглашение между Россией и МАГАТЭ предполагает создание гарантийного запаса уранового топлива, который будет предоставлен нуждающимся странам по рыночной цене. Ведь по разным причинам может произойти неприятность – допустим, возникла какая-то ситуация на производстве, из-за которой поставщик не может выполнить свои обязательства и поставить топливо. Вот в таких ситуациях на помощь может прийти этот банк. То есть мы гарантируем решение проблем в случае неприятностей с поставщиками, таким образом стимулируя и развитие атомной энергетики. И страны теперь могут меньше бояться разного рода коммерческих рисков, связанных с нарушением сроков из-за отсутствия поставок топлива.

Этим соглашением мы демонстрируем, что у нас есть и профессионализм, и опыт, и место, где можно в любой момент приобрести с разрешения, разумеется, МАГАТЭ то, что нужно для развития атомной энергетики. Мы обладаем такой возможностью и гарантируем качество своей продукции. Причем это не только политическая выгода, я имею в виду нераспространение, но и экономическая. Плюс это подтверждение надежности России как поставщика ядерного топлива. С советских времен мы свято выполняли свои обязательства по поставкам, иначе был бы большой скандал и ущерб – и политический, и экономический".