27 октября 2011

Марк Глинский: «Росатом - единственное бизнес-сообщество, которое целенаправленно следит за состоянием недр на своих предприятиях»

Центр энергетической экспертизы

Марк Глинский, первый заместитель генерального директора  ФГУГП «Гидроспецгеология»:

И в России, и среди иностранных крупнейших корпораций Росатом -  единственное бизнес-сообщество, которое целенаправленно следит за состоянием недр на своих предприятиях, централизованно собирает информацию и прогнозирует, что может произойти с недрами в результате определенных моментов негативного воздействия, которые явились следствием наследия первого атомного проекта. И это при том, что следить за состоянием недр, вести мониторинг по закону должны недропользователи, а Росатом не является в принципе недропользователем, не считая разработку урановых месторождений. Однако Росатом эксплуатирует недра, не извлекая, а размещая в них в той или иной форме радиоактивные отходы. Иначе говоря, геологические формации используются для захоронения в них радиоактивных отходов. Сейчас ставится вопрос таким образом, чтобы точно знать, какие негативные процессы происходят и как спрогнозировать их дальнейшее развитие.  

На «Атомэко-2011» мы собираемся продемонстрировать, каким образом должен вестись объектный мониторинг  состояния недр (ОМСН) и, соответственно, как реализуется экологическая политика Росатома. Еще в 2008 году я обратился к Сергею Владиленовичу Кириенко и предложил организованно вести объектный мониторинг состояния недр. Соответствующее решение было принято, разработана Программа, есть Приказ Госкорпорации и Соглашение между Роснедрами и Росатомом о том, что «Гидроспецгеология» как профессиональная организация, не связанная с Росатомом, будет проводить этот объектный мониторинг: централизованно собирать и обрабатывать сведения о состоянии подземных и поверхностных вод, а также водовмещающих пород. Из 47 предприятий, которые включены в приказ, 22 мы тщательно изучили, а по остальным получили отчеты, и знаем, какие данные необходимо собрать дополнительно, чтобы надежно с использованием современных возможностей численного моделирования прогнозировать предполагаемую эффективность проектных решений реабилитации  по различным сценариям.

Кстати, методически верно организованный и регулярно осуществляемый ОМСН является наиболее надёжным средством контроля эффективности выполненных реабилитационных мероприятий. Очевидно, что достоверные результаты ОМСН по каждому конкретному ЯРОО служат хорошей доказательной базой для диалога с гражданским обществом.     

Стоит отметить, что отечественный уровень изученности влияния радиоактивных отходов на окружающую среду, который был достигнут благодаря десяткам  лет скрупулезного изучения влияния радиоактивных отходов, «захороненных на местах», на недра, значительно выше, чем у наших зарубежных коллег, и он дает возможность более тщательно решать инженерные вопросы   реабилитации территорий. Что касается технологии, если так можно выразиться, захоронения радиоактивных отходов, то и здесь у Росатома имеется уникальный опыт. Например, одно из предприятий Госкорпорации - производственное объединение «Маяк»  хранит  у себя большую часть, около 95%, радиоактивных отходов, и там дело налажено. Как показывает опыт,  уже существующие могильники при правильной их реабилитации – самый дешевый и безопасный способ хранения РАО. Дай Бог каждому предприятию в мире следить за ситуацией и делать так, как делает «Маяк». Знания о том, как эти РАО могут влиять на окружающую средуй1 и какие инженерные решения необходимы, чтобы предотвратить негативные последствия, на «Маяке» самые лучшие из всех, что я когда-либо наблюдал. Кроме того, существует несколько крупных полигонов подземного захоронения жидких РАО в изолированные глубоколежащие водоносные горизонты: Сибирский химический комбинат, Горно-химический комбинат, Научно-исследовательский институт атомных реакторов и полигон на Калининской АЭС. И там, благодаря правильной экологической политике, сложилась благополучная обстановка. К сожалению,  недавно принятым Законом об обращении РАО не предусматривается строительство новых полигонов подземного захоронения ЖРО.

Что касается остальных предприятий, то на них, еще с середины 2000-х годов, когда Росатом сформировался как мощная структура, идет целенаправленная работа, и в этой связи очень важно принятие нового закона «Об обращении с радиоактивными отходами», который дал возможность структурировать отходы по мере опасности, стандартизировать способы размещения отходов и контроль за их безопасным хранением, определить источники финансирования и т.д. Закон внес ясность во многие туманные вопросы. Польза от него – огромная. Это тот самый закон, который был необходим.