Турецкие студенты в НИЯУ МИФИ: "Нет права на ошибку"

Шестеро молодых людей, которые за шесть с половиной лет прошли непростое обучение в России, чтобы работать на АЭС «Аккую», побеседовали с «Хюрриет». По их словам, «обучение было очень подробным, серьезным и строгим», «права на ошибку не было», «были занятия о Чернобыле», «провалить даже один предмет означало бы конец для нас», «смотришь на улицу — и ощущение, будто живешь в каком-то русском романе», «нам ничего никогда не позволяли забывать, нужно было знать все».

Молодые люди, которые получили образование в России, чтобы работать на АЭС «Аккую» — первой атомной электростанции, проектируемой в Турции, вслед за непростым процессом обучения постепенно начали работать на площадке строительства станции. Газета «Хюрриет» (Hürriyet) взяла интервью у шести молодых людей, которые уже принялись за работу после шести с половиной лет обучения в России начиная с 2011 года, и услышала от них лично о пережитом опыте.

Больше всего молодые люди, с которыми мы побеседовали, делали акцент на дисциплине и серьезности системы образования. За годичным курсом подготовки по русскому языку последовало напряженное обучение специальности.

«Один год подготовки по русскому языку, три года общей инженерии и два с половиной года специализированных предметов, — рассказывают собеседники газеты. — Еще в Обнинске, будучи студентами, мы осознали всю ответственность, которая на нас ложится. Все наши преподаватели были учеными, чьи теории, понятийный аппарат используются во всем мире. Нас учили никогда не совершать ошибок. Регулярно обращали внимание на ошибки, которые были допущены ранее. Экзаменационная система была довольно сложной. Ни один предмет нельзя было провалить. Тот, кто проваливает, исключается из образовательного процесса. На экзаменах можно использовать только шариковую ручку. Во время экзамена преподаватели задают вопросы, как на интервью».

Технический язык будет полезен

Седа Юрекли (Seda Yürekli):

«Я училась в Университете высоких технологий города Гебзе. Искала программу стажировки в интернете и нашла эту программу. Подала заявку, меня приняли. Обучение началось в 2011 году. Между российской системой образования и нашей системой много отличий. Особенно полезным для нас было изучить на хорошем уровне русский технический язык. Сейчас я начала работать на станции».

Проблему питания решила турецкая компания

Атахан Киседжик (Atahan Kisecik):

«Я изучал химическую инженерию в Ближневосточном техническом университете и жил в общежитии. В 2012 году присоединился к этой программе. У нас был сложный экзаменационный процесс. Вообще поначалу было трудно привыкнуть к России. Из-за разных традиций питания у нас тоже были некоторые трудности. Проблему решили благодаря столовой одной турецкой строительной компании. Обучение было очень подробным, серьезным и строгим. Права на ошибку не было. Учились студенты и из других стран, таких как Вьетнам, Боливия, Гана, Болгария. Мы стажировались на атомных электростанциях. Также были занятия о Чернобыле. Мы учились у лучших в этом деле. Важнейший принцип, который мы усвоили: брать на себя личную ответственность и не совершать ошибок. Для всего есть правила».

Мы все время были словно на иголках

Улькю Саваш (Ülkü Savaş):

«Я учился на отделении ядерной инженерии в Университете Хаджеттепе. Однажды к нам в аудиторию пришли и рассказали об этой программе. Я тоже очень заинтересовался. В 2011 году, в начале обучения, нам было очень сложно, но мы чувствовали поддержку государства за спиной. Даже смотришь на улицу — и ощущение, будто живешь в каком-то русском романе. Больше всего нас держало в напряжении отсутствие такой действующей у нас опции, как дополнительное право на пересдачу в конце всего периода обучения. Академический персонал был очень основательный, нас регулярно экзаменовали. Теперь я буду заниматься постоянным анализом рисков несчастных случаев и утечек на станции. В момент возникновения каких-либо проблем система на станциях такого типа больше не допускает вмешательства человека».

Большинство экзаменов было в форме интервью

Умур Йылмаз (Umur Yılmaz):

«Я учился на отделении электрики и электроники Черноморского технического университета. Услышал по телевизору, как министр энергетики рассказывает об этой программе. Сразу же подал заявку. В 2011 году присоединился к программе. Преподаватели, деканы и ректоры относились к нам очень дружелюбно. Система обучения была достаточно строгая. Провалить даже один предмет означало бы конец для нас. Большинство экзаменов проходили в форме интервью. Мы прошли подготовку по специальности внутри сложной, взаимодополняющей системы. Теперь мы работаем на площадке. И еще больше чувствуем ответственность, которую взяли на себя со студенческих лет».

Карандашом пользоваться нельзя

Беррин Эмель Баран (Berrin Emel Baran):

«Я училась на математическом отделении Университета экономики и технологии при Союзе торговых палат и товарных бирж Турции. Вуз отправил студентам рассылку об этой программе, но я не видела ее, а через некоторое время один мой знакомый напомнил мне о программе. Я очень любила свой университет, но, несмотря на это, решила поучаствовать. Сейчас я чувствую гордость, но для нас это было непросто. Особенно экзамены. Карандашом пользоваться нельзя. У нас была шариковая ручка, и экзамены проходили индивидуально, как интервью. Когда вы письменно готовитесь к ответу, преподаватель может задавать дополнительные вопросы на другие темы. Вы должны были знать все. Кроме того, изучение российской культуры за время пребывания в России тоже дало нам очень многое».

Все преподаватели — ученые

Орчун Чобан (Orçun Çoban):

«Во время учебы на отделении ядерной инженерии в Университете Хаджеттепе я по совету преподавателей принял участие в программе в 2013 году. Когда мы уезжали, нам рассказали о наших обязанностях. Это очень важный проект. Ядерная энергетика — это область науки, и нам преподавали ученые, которые написали книги, разработали теории в этой области. Это очень большая удача для нас. Мы проходили практику на различных атомных электростанциях в России. В ходе образовательного процесса нас постоянно экзаменовали. Ничего не позволяли забыть. Нет права на ошибку».

Обучение продолжается

В 2018 году 35 турецких студентов окончили программы бакалавриата и магистратуры в НИЯУ МИФИ (были отправлены в 2011 году).

В 2019 году 53 турецких студента окончили программы бакалавриата и магистратуры в НИЯУ МИФИ (были отправлены в 2012 году).

В 2020 году 55 турецких студентов окончили программы бакалавриата и магистратуры в НИЯУ МИФИ (были отправлены в 2013 году).

В 2021 и 2022 годах ожидается, что обучение по программам бакалавриата и магистратуры в НИЯУ МИФИ завершат в общей сложности 102 учащихся из Турции (были отправлены в 2014 и 2015 годах).

В это же время 22 гражданина Турции продолжают учиться по программе магистратуры в Санкт-Петербурге.

В начале учебного года в Россию для обучения в магистратуре планируется отправить еще 25 студентов.