17 февраля 2012

Николай Соломон: "Повышение эффективности - объективная необходимость для Росатома"

На вопросы "Известий" отвечает Николай Соломон, первый заместитель генерального директора Госкорпорации "Росатом" по корпоративным функциям - главный финансовый директор.

- Последнее время Госкомпании начали массово реформировать свой  ИТ-сектор. Росатом работает в этом направлении с 2010 года. Была команда сверху?

- Конкретного распоряжения за номером таким-то, конечно же, не было, но повышенные требования к прозрачности госкорпораций звучат очень часто. Это естественно - напомню, правительство выделяет атомной отрасли беспрецедентные средства, около 1 трлн руб., на развитие атомной энергетики, а контроль за эффективным расходованием этих и собственных средств невозможен без современных информационных технологий.

- Как выглядели информационные технологии  Росатома до начала трансформации корпоративной платформы?

- Помните поведение старика Хоттабыча на футболе? Конфуз с ним произошел по двум причинам: во-первых, старику никто не объяснил правила игры, а во-вторых, он думал, что, раздав каждому игроку по мячу, существенно облегчит им жизнь. Может быть, Хоттабыч и прав по отношению к тренировочному процессу, где игрокам позволено одеться по-разному и каждому с мячом поиграть, но в самой игре есть четкие правила, есть мотивация и настрой на результат - победа одной команды над другой.

Так вот, на момент начала трансформации предприятия отрасли уже достаточно самостоятельно натренировались в ИТ, но при этом мы вместе оказались не готовы к командной ИТ-игре, чтобы соперничать с конкурентами в этом аспекте нашей эффективности.

- Трудно поверить, что в такой наукоемкой и продвинутой структуре, как Росатом, совсем не было грамотных ИТ-решений.

- Примеры таких решений были, конечно, но в целом по отрасли не установлены правила "ИТ-федерации". Использовались около 700 различных типов систем, "говорящих на разных языках". Собирать и сопоставлять на консолидированном уровне данные, изначально хранимые в разных форматах и ИТ-системах, невозможно, поэтому масса времени уходила на приведение данных к единому формату, что, в свою очередь, приводило к увеличению сроков представления отчетности и лишним трудозатратам. Как в такой ситуации контролировать, например, закупки сотен организаций Росатома, разбросанных по всей стране?

- Закупки Госкорпораций всегда находятся в центре внимания. В 2011 году вышел 223-й федеральный закон, вносящий изменения в закупочную деятельность госкомпаний. С 1 января текущего года они обязаны публиковать информацию о закупках на своих сайтах, а с 1 июля - на едином госпортале. Кроме того, они должны будут разработать свои положения о закупках, публиковать планы закупок, а также извещения о проведении торгов. Ваша система закупок соответствует требованиям законодательства?

- У нас уже есть и отраслевой стандарт закупочной деятельности, утвержденный Наблюдательным советом госкорпорации, годовую программу закупок на своем сайте мы публикуем с 2010 года, извещения - с 2009-го. Система управления закупками автоматизирована на базе SAP, сейчас более 200 организаций Росатома формируют в ней годовую программу закупок, закупочную документацию и выгружают ее на электронную торговую площадку. Решение интегрировано с официальным сайтом Росатома и с сайтом госзакупок.

- То есть контроль и инициатива со стороны государства все же является основной мотивацией для трансформации ИТ и других сфер деятельности Росатома?

- Дело не только и не столько во внешнем контроле. Государство, безусловно, контролирует нас - как делал бы любой акционер на его месте. Но повышение эффективности, в том числе за счет модернизации ИТ, - объективная необходимость для Росатома. На международном рынке ядерных технологий мы конкурируем с западными компаниями, а они темой эффективности занимаются давно.

- И каково это - трансформировать ИТ в одной из самых закрытых отраслей страны?

- Информация про закрытость отрасли несколько устарела - в конце прошлого года мы выпустили первую отчетность по МСФО, Standard & Poor's повысил долгосрочный рейтинг "Атомэнергопрома" (объединяет гражданские активы Росатома. - "Известия") до "ВВВ", а ИТ мы трансформируем в т. ч. и на предприятиях ядерного оружейного комплекса.

Если компания в силу специфики своей деятельности уделяет большое внимание вопросам информбезопасности, это не значит, что она по определению должна быть неэффективной. Поэтому в ядерно-оружейном комплексе мы в принципе делаем такую же программу, как и в ядерной энергетике, но с учетом соответствующих требований. К примеру, типовая информационная система будет иметь два контура - служебная и государственная тайна. Оборонные предприятия могут и должны быть эффективны.

- Что является основным вызовом в реализации программы трансформации ИТ?

- Основной вызов - общий для всех компаний, проходящих трансформацию, - это изменение корпоративной культуры и обеспечение скорейшего принятия перемен сотрудниками. Можно "внедрить", к примеру, электронный документооборот, то есть установить систему и раздать пароли, но это не означает, что бизнес-результаты проекта достигнуты. Мы управляем изменениями, прививаем культуру работы в электронной среде, мониторим использование системы. По итогам года экономия за счет электронного документооборота составила 172 млн руб. Но основные экономические результаты будут, когда большинство сотрудников отрасли полностью примут изменения и работа в системах, внедряемых в отрасли, станет для них такой же привычной, как, скажем, использование электронной почты.

- А какой совокупный экономический эффект вы ожидаете по итогам программы?

Начиная с 2016 года мы будем экономить порядка 16 млрд руб. в год - это сопоставимо с годовой стоимостью сооружения энергоблока атомной станции. Кроме того, у коллег из ядерного оружейного комплекса есть планы по коммерциализации их типового решения, которое там сейчас внедряется, в других отраслях - Министерстве обороны, Роскосмосе, авиации, ракето- и кораблестроении. Но это в будущем, а в ближайших планах на 2012 год - внедрение системы электронного документооборота в 60 организациях Росатома, тиражирование SAP ERP в топливном и электроэнергетическом дивизионах и рывок в сфере промавтоматизации. Покой нам только снится