13 сентября 2022
Страна Росатом

Мэр Заречного Олег Климанов — о том, как решать невыполнимые задачи

Что лучше: построить километр дороги без бордюров или полкилометра с бордюрами? Как примирить собачников и родителей малышей? С чьей помощью достучаться до Москвы, чтобы вернуть в ЗАТО бесплатное молоко и выплатить подъемные врачам? На такие вопросы мэру Заречного Пензенской области Олегу Климанову приходится искать ответы практически ежедневно. Сегодня он герой нашей новой рубрики.

— Вы практически ровесник Заречного: город основан в 1958 году, а вы родились в 1959-м.

— Да, родители приехали сюда из Сердобского района Пензенской области, когда город только-только создавался, я здесь родился, и у меня ни разу не возникло желания переехать. Есть люди, любящие мигрировать, а я оседлый. Заречный рос вместе со мной, а я вместе с ним. Я знаю его весь, от самых первых домов. Могу с закрытыми глазами обойти хоть вдоль, хоть поперек, хоть по диагонали.

— Когда вы стали главой города?

— В 2016-м. А до этого отработал больше 10 лет в администрации заместителем мэра по городскому хозяйству. В зону моей ответственности входило ЖКХ, дороги, тепло, вода, прачечные, бани — все, что связано с жизнеобеспечением города. Учитывая, что по шкале качества жизни горожане ставят коммунальные услуги на второе место, сразу после медицины, ответственность на мне была большая.

— Чем взгляд на город обычного жителя отличается от взгляда мэра?

— Жителей больше волнуют вопросы, связанные с их личным удобством. Мэр должен думать обо всем городе — и о мелочах, и о крупных делах. Обязан думать, как добиться того, чтобы все жители города имели условия, которые им нужны. Хотя это и невыполнимая задача, стремиться к ее решению нужно.

— Невыполнимая?

— Конечно! Невозможно угодить всем. На каждый условный пятачок городской земли у всех свои планы: один хочет, чтобы на нем появилась автомобильная стоянка, другой мечтает о детских каруселях, третий — о зоне отдыха. Приведу свежий пример. Есть федеральный проект «Формирование комфортной городской среды», в его рамках мы каждый год проводим голосование по определению общественной территории, которую будем благоустраивать в следующем году. Какая территория наберет больше голосов, та и выиграла. В этом году проголосовали, определились. И началось. По концепции на месте, которое выбрали горожане, должна была быть площадка для выгула собак. Через две недели после голосования ко мне в кабинет приходит группа людей, которая категорически против собачьей площадки. Дескать, там дети рядом гуляют. Я говорю: «Не хотите собак, не будет — это ваше желание». Проходит еще две недели, у меня в кабинете очередная инициативная группа: «Хотим собак, в концепции развития территории собачья площадка была, мы за нее голосовали!» Конечное решение в таких ситуациях вынуждены принимать власти, приняв чью-то сторону или убедив кого-то изменить мнение. Вот ищем компромисс.

— Горожане активно участвуют в решении общегородских вопросов или в большинстве своем пассивны, не знают, чего хотят?

— Люди сейчас точно не пассивны, по крайней мере большинство. Но чтобы механизмы общественного управления начали хорошо работать, нужно время. Люди должны привыкнуть к своим правам. Мы в Заречном в прошлом году провели форум «Городские сообщества в действии». Собрали больше сотни активных жителей, научили их создавать проектные команды, которые могли бы содействовать социально-экономическому развитию города. Придумал форум директор департамента по взаимодействию с регионами «Росатома» Андрей  Полосин, мы тесно с ним взаимодействуем. Он решил, что Заречный может стать пилотной площадкой такого эксперимента, так как у нас сильно развито сотрудничество общественников с властью, с градообразующим предприятием — ПО «Старт». В итоге на форуме организовалось несколько сообществ, часть из них активно работают.

— И чем они занимаются?

— Одна — команда «Эко-драйв» — реализует экологическое направление: наводит порядок в местах отдыха. Активисты собирают мусор, проводят развлекательно-образовательные программы для детей, мастер- классы. Еще одна классная команда — «Росатом» в город»: уличные художники разрисовывают трансформаторные будки и страшные бетонные стены разных строений. Делают граффити на атомную тематику, красиво получается. Команда «Продленка» пытается объединить несколько поколений выпускников и педагогов знаменитого зареченского лицея № 230, чтобы восстановить традиции учебного заведения и сохранить его историю.

— Есть еще совместные проекты у Заречного и «Росатома»?

— Мы тесно сотрудничаем и с нашим ПО «Старт», и с госкорпорацией в лице департамента по взаимодействию с регионами. Совместно с департаментом реализуем целый ряд социальных проектов. Мы дважды становились победителями конкурса «#Росатомвместе» за работу по социальным направлениям — в 2019-м и 2020 году, выиграли в общей сложности 20 млн рублей на поддержку проектов.

— Как вы оцениваете развитие ТОСЭР? Еще в прошлом году резидентов было пять, а в нынешнем стало 12, вас это радует?

— Да, результат довольно хороший. Наши резиденты — это и мелкий, и средний, и крупный бизнес. Хотя пока из 12 организаций реально работают только две, у них все хорошо. Остальные резиденты на стадии подготовки, уже зарегистрировались, но производства пока не ведут. Два из них на финишной прямой — идет ремонт помещений, монтаж оборудования.

История современного Заречного началась в 1958 году с небольшого поселения при строительстве приборного завода № 1134 (сегодня ПО «Старт») в 12 км от Пензы. Днем рождения города считается 10 декабря 1958 года, когда рабочему поселку присвоили наименование Заречный. В марте 1962 года власти приняли решение о создании закрытой зоны Пенза‑19, и только спустя 30 лет, в 1992‑м, город вновь стал Заречным. ЗАТО застроен примерно на треть — на остальной части сохранены леса, что делает его очень комфортным для жизни. В Заречном живет более 65 тыс. человек. Градообразующее пред приятие ПО «Старт» занимается приборостроением.

Гордость Заречного — Ахунское городище конца I тысячелетия до н. э. — середины I тысячелетия н. э. Древняя крепость расположена на мысу, образованном двумя глубокими оврагами, она была крепким орешком для неприятеля. Жители соорудили целую систему оборонительных сооружений, включавшую в себя глубокие рвы и земляные валы с деревянным частоколом. Самые древние из найденных здесь бронзовых изделий датируются 2000 годом до н. э. Памятник включен в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения.

— Вы вице-президент Ассоциации ЗАТО атомной промышленности. Должность помогает решению городских проблем?

— Для меня это новая история: года не прошло, как я стал вице-президентом. Моя должность не нагружена какими-то специальными обязанностями, а вот сам факт присутствия мэров атом-градов в ассоциации очень важен. В ней сейчас 10 ЗАТО «Росатома». Все наши города чем-то похожи друг на друга, у нас общие проблемы. Это площадка по обмену опытом, инструмент для решения злободневных вопросов. Мы вместе с другими главами готовим предложения по совершенствованию законодательной базы в отношении ЗАТО, руководство ассоциации направляет наши предложения в органы, которые могут нам помочь. Мы дважды доходили до уровня Совета Федерации, участвовали в специальных совещаниях, посвященных развитию ЗАТО. В итоге в Совфеде дали поручения всем структурам правительства, «Росатому», региональным властям проработать наши вопросы. Уже решен вопрос о выплате подъемных в размере 1 млн рублей каждому врачу, приехавшему в ЗАТО.

— Какие у ЗАТО общие проблемы?

— Самая большая — порядок учета дотаций для закрытого города. Бюджет ЗАТО складывается не только за счет собственных источников доходов и регионального бюджета, но и благодаря дотациям из федерального бюджета. Дотации у кого-то больше, у кого-то меньше. Но независимо от этих величин наши города считаются высокодотационными, из-за чего бюджетный кодекс накладывает на нас целый ряд ограничений. Так, мы не можем вводить дополнительные меры соцподдержки для горожан, как мы это делали раньше. Эти нововведения вступили в силу в 2019 году, жители ими недовольны. Они многого лишились. Например, раньше у них была возможность получать бесплатную молочную продукцию для детей до двух лет, дополнительное питание в школе. Теперь этого нет. Существует еще ряд бюджетных и не только проблем, которые обязательно должны быть решены в пользу ЗАТО. Они связаны с развитием ТОСЭР, медобслуживанием, строительством жилья для социально незащищенных групп населения и др.

— Вас часто благодарят?

— А знаете, довольно часто. Причем не только сейчас. Я много лет отработал в связи, был директором местной телефонной станции. Наш город находится от Пензы всего в 12 км, но, чтобы позвонить в областной центр, жителям Заречного раньше нужно было набирать код межгорода и платить за междугороднюю связь. Мне удалось решить вопрос на уровне Министерства связи России, нашу телефонную станцию подключили к областному центру, и абоненты Заречного и Пензы общаются бесплатно. Еще одно хорошее дело, которым я горжусь, — телефонизация Заречного. До 1994 у нас в городе установка стационарного телефона в квартире приравнивалась чуть ли не к госнаграде. Была бешеная очередь. Мы с администрацией сумели найти деньги, заключить контракт на установку новой современной телефонной станции и поставить телефоны всем желающим. Со мной после этого все на улицах начали здороваться.

— Не жалеете, что пошли потом работать во власть?

— Времени нет жалеть. Но иногда накатывает. Особенно в те моменты, когда перед тобой стоит задача, и ты знаешь, как ее решить, а решить не можешь в силу обстоятельств: то денег нет, то сталкиваешься с непониманием и сопротивлением извне. Невольно вспомнишь, как здорово было на телефонной станции, все ясно и понятно. У администрации задач много, а путей решения — не очень.

Но есть и приятные моменты в работе. Когда понимаешь, что сложился какой-то важный для города проект, или закончена стройка, или решена какая-то проблема, которая у всех поперек горла была. Я очень люблю свой город и считаю, что городами должны управлять те, кто посвятил им жизнь. Конечно, не спорю, что есть руководители грамотные, подготовленные, умные, как сейчас говорят, «техно». Но это не то. Души нет!

— В прошлом году вы получили медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Так высоко оценили ваши заслуги как мэра?

— Мне было приятно получить эту награду президента. Мое руководство ходатайствовало за меня, а глава государства не отказал, за что ему спасибо. Медаль я дома храню, прикрепил к лацкану парадного пиджака.

— А как человеку со стороны понять, что мэр хорошо работает?

— Спросить у людей. Это главное. Или посмотреть на город и сделать вывод. Главное — вникнуть в суть. А так приехать в город и сказать: «Дороги неасфальтированные, потому что мэр плохой» — это некорректно. Вот в Заречном, например, жители на дороги не жалуются, ям у нас нет. Но если присмотреться, на половине улиц бордюры плохие. У нас ограниченный бюджет, надо было выбирать: либо полкилометра дороги делать с бордюрами, либо километр без них. Я думал- думал — и махнул рукой: черт с ними, с бордюрами, они только на красоту влияют. Но глаз-то режет. В этом году, правда, мы перешли на комплексный ремонт, занимаемся и дорогами, и тротуарами, и бордюрами.

А в целом мне мой город нравится, и гости его хвалят. Заречный утопает в зелени, во дворах сосны 30-метровые, дома хорошие, инфраструктура развитая. Все вроде хорошо, хотя, конечно, если сравнить Заречный, например, с Москвой, разница заметна. При этом и мэр столицы, и мы, главы маленьких городков, крутимся и вертимся как можем.Местные скульпторы даже установили скульптурную композицию, изображающую семейство лосей.