18 декабря 2012

В Дубне прошло выездное заседание Совета РАН по физике тяжелых ионов

ОИЯИ

Выездное заседание Совета РАН по физике тяжелых ионов проходило 10–11 декабря в Дубне. Оно открылось в Доме международных совещаний вступительным словом председателя совета академика Ю. Ц. Оганесяна. Участники заседания обсудили состояние дел по проектам DRIBs и SHE-Factory – с докладом выступил вице-директор ОИЯИ М. Г. Иткис; FAIR, GSI – докладчик член-корреспондент РАН Б. Ю. Шарков; NICA, ОИЯИ – профессор В. Д. Кекелидзе. Отдельным пунктом в повестке заседания значилась образовательная программа для молодежи. 11 декабря заседание проходило в Лаборатории физики высоких энергий имени В. И. Векслера и А. М. Балдина, его участники ознакомились с ускорительным комплексом и экспериментальными установками.

Тон обсуждению задал академик Юрий Оганесян:

«Наш совет должен выработать свое отношение как к реализуемым ныне проектам, так и к научным проблемам, которые мы могли бы инициировать. И проекты, над которыми ныне работают в ведущих российских научных центрах, нам необходимо рассматривать в контексте мирового развития физики тяжелых ионов».

Ныне действующий председатель совета сменил на этом посту академика Алексея Сисакяна, который большое внимание уделял академической деятельности, стремясь добиться поддержки на всех уровнях мегапроекта NICA. И именно сооружаемые ныне крупные ускорительные комплексы оказались в центре внимания заседания в Дубне, в котором приняли участие руководители и ведущие специалисты ядерно-физических центров России, ректоры российских университетов.

О развитии ускорительного комплекса и экспериментальной базы ЛЯР имени Г. Н. Флерова сообщил в своем докладе вице-директор ОИЯИ профессор Михаил Иткис. Он рассказал о полувековом пути к острову стабильности сверхтяжелых элементов, представил результаты сооружения комплекса DRIBs и проект создания в Дубне «фабрики» сверхтяжелых элементов (SHE-Factory).

Самые свежие новости из Дармштадта представил руководитель научного центра, где сооружается ускорительный комплекс FAIR, профессор Борис Шарков. По его образному определению, FAIR «вырос из клетки» GSI – Общества по исследованиям с тяжелыми ионами, и сегодня фактически представляет собой самостоятельный научный центр, нацеленный на создание нового ускорительного комплекса и парка спектрометров для исследований на пучках тяжелых ионов и антипротонов. Уже то, что сделано здесь сегодня, примерно в шесть раз больше ускорительной базы GSI. Докладчик подробно остановился на стратегическом российско-германском партнерстве в создании как ускорительного комплекса, так и парка детекторов. Без участия России, подчеркнул он, проект был бы просто невозможен, в лучшем случае речь могла бы идти только о модернизации ускорительного комплекса GSI. Участников заседания очень заинтересовала организационная сторона работы над проектом – начиная от «модулированной стартовой версии» и взаимодействия всех групп, работающих на отдельных модулях, – такая распределенная структура могла бы послужить примером в организации работ по комплексу NICA/MPD. И, кстати, по мнению Бориса Шаркова, успешная реализация дубненских проектов очень важна для поддержания хорошего тонуса всего мирового сообщества, занятого исследованиями по физике тяжелых ионов. И немецкие коллеги готовы оказать своим коллегам в ОИЯИ всемерную поддержку. Тем более что в 2015 году в Дармштадте останавливают все ускорители, и здесь Дубна может сыграть свою роль как центр разнесенной интегрированной научной инфраструктуры для исследований в области физики тяжелых ионов.

Обсуждение доклада было очень серьезным и заинтересованным, участников заседания интересовали и подробности научной программы FAIR, и прикладные исследования, и особенности подготовки молодых специалистов (впрочем, на этом вопросе им еще предстоит остановиться более подробно).

Доклад профессора Владимира Кекелидзе о статусе проекта NICA/MPD обрел зримые очертания, когда участники заседания побывали в Лаборатории физики высоких энергий и своими глазами увидели фронт уже выполненных и еще предстоящих работ.

О молодой смене, или Как привлечь молодежь

В этой части заседания речь шла об образовательных программах для молодежи, о том, чтобы в работе над масштабными проектами принимали участие молодые квалифицированные специалисты, готовые решать задачи самого высокого уровня. И обсуждение получилось не просто острым и заинтересованным, но порой и эмоциональным. Впрочем, судите сами.

Профессор Юрий Пенионжкевич (ЛЯР ОИЯИ):

Физика тяжелых ионов – это специфическая область научной деятельности. Однако сегодня ни один вуз в России не готовит специалистов в этом направлении. А в GANIL, GSI на всех установках множество молодежи. В МИФИ на изучение этого направления отводится всего 32 часа, один семестр. Могу перечислить самые важные направления, составляющие основу современной ядерной физики, и добавить, что студенты физических вузов не имеют о них никакого понятия. Ни в теории, ни в эксперименте.

Детектор ФОБОС в ЛЯР – сложнейшая установка, не менее сложная, чем экспериментальные комплексы для исследований в физике частиц. Это не просто всегда желаемые 4π-системы, а 12π-геометрия. А где у нас выпускают специалистов по современным детекторным системам? У нас в лаборатории есть прекрасная база для подготовки молодежи на ускорителе ИЦ-100, микротроне МТ-25, но нет ни одного студента. И я бы предложил совместно с присутствующими на нашем заседании представителями ДВФУ, МИФИ, СПбУ и других университетов организовать учебно-научные центры по обучению экспериментальным методам ядерно-физических исследований. УНЦ ОИЯИ может взять на себя организацию видеолекций ведущих ученых ОИЯИ в реальном времени. Ведь у нас же нет современного учебника для вузов по физике тяжелых ионов. Последнее учебное пособие, изданное в МИФИ четыре года назад под редакцией Юрия Оганесяна, уже нуждается в обновлении.

Профессор Владимир Самсонов (ПИЯФ):

Прежде хотел бы сказать о личной заинтересованности научного руководителя – прежний директор нашего Института Алексей Воробьев очень много внимания этому уделял. Наши сотрудники читают лекции на кафедре экспериментальной ядерной физики Санкт-Петербургского технического университета. 23 студента, начиная с 3-го курса, специализируются сегодня во всех областях эксперимента, начинают работать на таких экспериментальных комплексах, как ФЕНИКС, АЛИСА и других современных установках. Некоторые бывшие наши студенты уже в 35 лет становятся докторами наук, способны руководить исследовательскими коллективами. И все это благодаря заинтересованному участию физиков старшего поколения. Однако в целом уровень профессоров и преподавателей университета отстает от требований современной науки, где все так быстро меняется. Они не знакомы с практикой физического эксперимента. Поэтому нам так не хватает способной и обученной молодежи. И никакая кафедра – здесь я согласен с профессором Ю. Э. Пенионжкевичем – нам не поможет. Так что приходится все брать в свои руки…

Профессор Станислав Пакуляк, директор УНЦ ОИЯИ:

Мы активно внедряем в практику подготовки студентов современные образовательные технологии. Проводим совместные телеконференции с ЦЕРН. Однако со стороны российских университетов не ощущаем заинтересованности в таких мероприятиях. Что касается обновления учебных пособий – никто их не собирается пока отменять, но современный студент прекрасно может обучаться дистанционно, и мы организовываем запись лекций ведущих ученых нашего Института и выкладываем их в сети. Если таким образом не заинтересовывать студентов во всем новом, что несет сегодня наука, они к нам не придут.

Профессор Станислав Кадменский, Воронежский государственный университет:

В прошлом наш университет был настоящей кузницей кадров для Дубны. Наши бывшие выпускники одно время занимали посты заместителей директоров лабораторий ОИЯИ. Таких одновременно пять было! Почему все так изменилось? Потому что изменилась ситуация в стране, в Дубне, в нашем университете. Большинство молодежи предпочитает фундаментальной физике компьютинг и прикладную математику, атомную энергетику, частные медицинские клиники, занимаются протонной томографией, там финансовые условия значительно выше, чем в экспериментальной и теоретической физике. А какие студенты к нам приходят? У половины из них после школы знания по физике, математике таковы, что начинать приходится с нуля! Трудности у нас общие: ЕГЭ, Болонская система ведут к полной деградации высшего образования. И в такой ситуации нам, конечно, нужна помощь исследовательских центров. Вот если бы ОИЯИ, ПИЯФ и другие заключали с руководством университетов индивидуальные договоры по подготовке студентов для определенного направления, вы могли бы пополнить свои лаборатории грамотной творческой молодежью.

Профессор Борис Шарков:

В рамках нашего двустороннего сотрудничества с российской стороной создан образовательный центр FAIR – РФ, который заключает контракты с российскими научными центрами и предприятиями о направлении творческой молодежи в наш проект. К этому привлечены такие организации, как Фонд Гельмгольца, BMBF, ими выделяется достаточное финансирование. В германских университетах для обучения молодых физиков, инженеров, специалистов конкретно для FAIR выделятся стипендии по конкретным темам. Таким образом, к 2017 году, когда комплекс начнет работать, мы будем иметь молодой образованный персонал.

В заключение вечернего заседания с ретроспективным обзором опыта работы Совета РАН по ускорителям заряженных частиц (1995–2012 годы) выступил член-корреспондент РАН Игорь Мешков.

Участники заседания в Дубне приняли рекомендации членов Совета, которые войдут в решения Совета РАН по физике тяжелых ионов и после утверждения в отделении физических наук (академик-секретарь В. А. Матвеев) и Президиума РАН, будут направлены в Росатом, Министерство науки и образования России, институты, университеты, государственные комиссии и другие заинтересованные организации.