Александр Москаленко, президент компании "Городской центр экспертиз": "Промышленная безопасность "зеленой" энергетики еще не выработана"

"Зеленая" энергетика во всем мире, в отличие от атомной, практически не регулируется различными правоустанавливающими документами и, главное, не гарантирует промышленной безопасности при ее использовании, считает президент компании "Городской центр экспертиз" Александр Москаленко.

"Грядет очень интересная тенденция: мы стремимся к использованию экологически чистого топлива, но не представляем, как обеспечить промышленную безопасность в этом сегменте. Критериев безопасности на сегодня нет вообще. В Росси и в Европе два совершенно разных подхода. Они боятся что-то навязать - критерии, предписания, - в отличие от нас. Все документы, которые рождаются в недрах Евросоюза, продвигаются очень медленно. Наука у них шагает впереди законотворчества", - заявил Москаленко на пресс-конференции в петербургском медиацентре РИА Новости.

По его словам, в Евросоюзе принята норма, что в обычное топливо можно добавлять до 10% биологического топлива, при этом считается, что никаких изменений не произойдет. Однако взрывы в 2010 году на электростанции Dolna Odra в Польше являются ярким примером отсутствия расчетов при использовании биотоплива, отметил Москаленко.

"В угольную пыль добавляли шелуху от семечек. Все это летело по трубопроводу и подавалось в котел. Температура вспышки и возгорания угля превышает 100 градусов по Цельсию, а возгорание растительной шелухи - 60 градусов. Температура в трубе оказалась выше, и начались непрерывные маленькие вспышки. В конце концов они сбили пламя в котле, автоматика сработала и дала вспышку, но в котле уже скопилось слишком много топлива, в результате чего произошел взрыв. Один человек погиб", - сказал Москаленко.

Также в качестве биотоплива часто используется спирт, напомнил эксперт. На сегодня в России нет правоустанавливающих документов, как его правильно транспортировать, хранить, как с ним работать и как его правильно сжигать.

"С ним обходятся так же, как с бензином, хотя и масса, и температура сгорания у него другая", - отметил Москаленко.

Мирный атом как альтернатива?

Если же говорить об атомной энергетике, которую часто противопоставляют "зеленой", то как раз атомным объектам в России уделяется "наибольшее внимание со всех сторон", убежден Москаленко.

"На мой взгляд, есть даже некоторый перекос в сторону радиационной безопасности, так как мы, прежде всего, боимся утечки радиоактивных материалов. Произошедшее на Фукусиме говорит о том, что люди не очень хорошо усвоили опыт Чернобыля, Саяно-Шушенской ГЭС. Но российские атомные объекты защищены в наибольшей степени", - отметил эксперт.

Согласен с этим и президент Международного института безопасности сложных технических систем Николай Махутов, однако он добавляет, что России потребовалось 25 лет, чтобы со времен Чернобыля до Фукусимы сократить вероятность риска атомной катастрофы на порядок.

"Если в ядерной энергетике считать число происшествий и количество погибших непосредственно от несоблюдения норм и правил безопасности, то в этом смысле она находится на очень высоком уровне по сравнению с другими видами энергетики. Вероятность таких происшествий ниже, но последствия - значительнее", - сказал Махутов.

Заместитель руководителя северо-западного управления Ростехнадзора Алексей Капаев добавил, что к концу текущего года должна быть введена категоризация объектов энергетики по их уровню значимости и вероятной опасности при чрезвычайных происшествиях.

"Предложения по включению предприятий, условно говоря, в первую группу опасности, которые будут подвержены постоянному государственному надзору, сейчас готовятся. Помимо Ленинградской и Кольской АЭС на Северо-Западе это, прежде всего, все нефтеперерабатывающие предприятия, порты, где перегружаются и транспортируются нефтепродукты и опасные вещества: Усть-Луга, морской порт Санкт-Петербург, Высоцк, Приморск", - сказал Капаев.