16 июля 2013

Александр Бычков, заместитель гендиректора МАГАТЭ: "Результат конференции оптимистичен"

В Санкт-Петербурге с 27 по 29 июня 2013 года прошла международная конференция высокого уровня "Атомная энергия в 21 веке". На вопросы электронного издания AtomInfo.Ru ответил заместитель генерального директора МАГАТЭ по атомной энергии и руководитель департамента атомной энергии Александр БЫЧКОВ.

- Александр Викторович, несколько о конференции.

- Прежде всего, на конференции удалось достичь хорошего представительства стран-участниц МАГАТЭ. В Санкт-Петербург приехали делегации из более чем 80 государств, причём почти 50 из них возглавляли руководители министерского уровня.

На конференции прозвучали важные заявления. Практически все страны-участники подтвердили, что будут так или иначе продолжать развивать или использовать атомную энергетику.

Хочу обратить особое внимание на то, что было много позитивных выступлений от тех стран, которые ещё только планируют создавать атомную энергетику. Это государства, с которыми мы (МАГАТЭ) сейчас работаем фокусно и оказываем им помощь в подготовке национальных программ.

Кроме пленарного заседания, на конференции прошли панельные дискуссии с приглашением известных специалистов, и на мой взгляд, очень интересные. И не будем забывать о том, что конференция такого высокого уровня представляет собой отличную возможность для общения между делегациями.

В МАГАТЭ есть регулярный механизм для проведения совещаний высокого уровня - это генеральная конференция, основной орган агентства. В чём её отличие от мероприятия, прошедшего в Санкт-Петербурге? На генконференциях разговор ведётся по многим направлениям сразу, а на берегах Невы мы сосредоточились только на атомной энергетике.

- Каковы основные результаты питерской конференции? Что запомнилось из выступлений?

- Главный результат конференции оптимистичен - у атомной энергетики есть будущее. Звучит банально, но каждый выступающий подтвердил это.

Выступления участников необходимо внимательно проанализировать, и наша команда сейчас этим занимается.

Предварительно могу сказать, что очень интересным и знаковым было выступление представителя Германии - он напомнил, что на самом деле ядерные реакторы в этой стране пока ещё работают, и будут работать достаточно долго.

Для себя я трактую это следующим образом - несмотря на известное принятое политическое решение, Германия определённое время ещё будет оставаться членом ядерного клуба. Жёсткого отрицания атомной энергетики я в германском выступлении не услышал.

Вы знаете, что у Германии очень сильная атомная наука. Надеюсь, что даже после полного закрытия всех германских АЭС эта страна сохранит своё активное участие в деятельности МАГАТЭ и других международных организациях и проектах.

Германскую ситуацию можно сравнить с итальянской. Несмотря на то, что все итальянские АЭС были закрыты, Италия осталась активным участником МАГАТЭ, работает с нами по многим направлениям. В том числе, и в моём департаменте есть высококвалифицированные сотрудники из этой страны.

Обращаю ваше внимание на ряд выступлений стран ближневосточного региона, Персидского залива, юго-восточной Азии, Африки. Если вы прочтёте их внимательно, то увидите - интерес к атому в этих регионах сохранился, причём на высоком уровне. От этих государств в МАГАТЭ поступают просьбы о помощи в проведении исследований с целью выяснить возможности для начала национальных ядерных программ.

Жизнь после ренессанса

- На "Атомэкспо-2013" Кирилл Комаров высказал интересное предположение: в XXI веке атомная энергетика для арабского Востока станет новой нефтью.

- Давайте продолжим мысль - а для других стран это станет возможностью использования арабской нефти в намного более длительном временном тренде.

Наверное, соглашусь с этим тезисом. Но всё-таки, сейчас мы должны говорить об использовании всех возможных ресурсов, не отдавая предпочтения тому или иному энергоносителю. Атомная энергетика - это часть мирового баланса, которая обеспечивает стабильность производства электроэнергии.

- Тем не менее, несмотря на все приятные слова, приходится констатировать - ядерный ренессанс, о котором много говорили в прошлом десятилетии, завершился.

- Если вы вспомните историю, что такое был ренессанс, как он возникал и как он превращался во что-то другое - в литературе, в архитектуре, в общественном устройстве... Ренессанс сделал своё дело.

Наверно, вы правы, и этап, который назвали ядерным ренессансом, прошёл. Авария на Фукусиме передала общественности "шоковый импульс". Но она же продемонстрировала очень важную вещь - посмотрите, как быстро и в положительном ключе этот импульс был переработан, если можно так выразиться. Политики и отрасль быстро отреагировали на вызовы, поставленные Фукусимой.

Представьте, что есть оценка по увеличению мирового парка АЭС вдвое. Очевидно, что мы должны исключить, что случится какая-либо авария на этом удвоенном парке. Мы должны сразу обеспечить для станций максимальную по всем параметрам безопасность, позаботиться о качестве, о кадрах, о системе образования, и так далее. С удовлетворением вижу, что вся эта цепочка очень хорошо понимается и принимается сейчас на государственном уровне стран атомного клуба и стран-новичков.

Скажу больше. Есть один эффект, о котором мало говорят, но который носит принципиальный характер. Так называемый ядерный ренессанс развивался больше в коммерческом направлении. Продавцы (вендоры) предлагали и хотели строить новые блоки, генерирующие компании - покупать, и так далее. После Фукусимы рассмотрение вопросов атомной энергетики вернулось в русло государственной политики и стало её частью.

Это очень важный момент. Действительно, атомная энергетика относится к потенциально опасным и чувствительным сферам - облучённое топливо, нераспространение, и так далее. И она обязательно должна, так или иначе, стоять под контролем государств.

Безопасность и деньги

- И аварии на АЭС, их последствия - они тоже очень дороги.

- Аварии - да. А вот меры по их предотвращению, которые предпринимались и предпринимаются, на самом деле не такие уж и дорогостоящие.

В прошлом году я посетил АЭС "Кршко" в Словении. Если не ошибаюсь, это единственная станция, построенная в Европе по американскому проекту. Естественно, внимание к ней особенное.

Она построена в регионе, где теоретически возможны сильные наводнения. Персонал к этому готов. Завезена новая техника, проведена изоляция всех нижних входов, аварийные дизель-генераторы перенесены в более безопасные места... И как мне объяснили на станции, для этого не потребовалось каких-то запредельных сумм. И выполнено всё было быстро, фактически в срок за полтора года после Фукусимы.

АЭС "Кршко" - это хороший один из примеров обновленного подхода к безопасности. Оператор определил, какие потенциально слабые места нужно изучить, провёл стресс-тесты и по их итогам выполнил комплекс мероприятий. Быстро, чётко и не слишком затратно. В полном соответствии с европейскими подходами, выработанными после Фукусимской аварии. Такая работа ведётся или уже проведена на всех АЭС во всём мире.

- И всё же, это дополнительные расходы на безопасность АЭС. А если учесть, что стоимость блоков и так сегодня высока... На "Атомэкспо" чешские журналисты задали хороший вопрос - не кажется ли вам, что расходы на безопасность АЭС уже не просто велики, но излишне велики?

- Такая мысль возникает не только у чешских журналистов. Вопрос о том, не чрезмерно ли мы увлекаемся наращиванием безопасности АЭС, обсуждается на многих уровнях.

Проблема состоит в том, что, к сожалению, вся история атомной энергетики показывает - люди её боятся. Поэтому мы вынуждены увеличивать затраты на безопасность. И с этой точки зрения, такие затраты нельзя считать избыточными.

Считаю, что снижать уровень безопасности АЭС нельзя. Наоборот, было бы полезно распространить "атомный" уровень безопасности на другие технологические производства.