11 марта 2020

Анна Жираткова, директор энергокомпании «Про-Ток»: «Мы рассматриваем Росатом как авангардного клиента»

Atomic-Energy.ru

Энергетическая компания «Про-Ток» — свежий игрок в атомном сегменте. В конце 2019 года компания осуществила поставку на одну из российских АЭС электрошкафа с выдвижным конструктивом собственной запатентованной разработки. Мы посетили производственную площадку «Про-Ток» в Красноярске и пообщались с директором предприятия Анной Николаевной Жиратковой.

- Скажите несколько слов о возникновении вашей компании. Пришлось ли вам начинать с чистого листа или строить на обломках старого?

- Компания была создана в 2010 году (в марте мы будем праздновать юбилей) и начиналась в качестве реселлера. Мы занимались перепродажей оборудования и снабжением различных производственных компаний. Момент был благоприятный, поскольку тогда еще не было такого давления со стороны федеральных сетей. Два года мы боролись за выживание. Начинающей компании непросто: у тебя нет ни референс-листа, ни рекомендаций, к тебе относятся как к компании-однодневке, тебя не подпускают к торгам.

Мне помогло то, что меня лично знали на рынке, и благодаря этому спустя три года компания встала на ноги и стала давать неплохие обороты. Но мне хотелось и что-то производить, поскольку посредник не может контролировать качество и сроки поставок — он постоянно играет по чужим правилам.

В 2014 году все говорили о сотрудничестве с китайскими предприятиями, так что мы поехали в Шанхай, но в итоге пришли к выводу, что Китай нам не подходит. Следующим пунктом стала выставка в Ганновере. Там мы ознакомились с различными тенденциями электротехнического рынка и выбрали свое направление.

- Как вы подбирали помещение, оснащали площадку?

- Мы разместили свои мощности в складском комплексе предприятия-банкрота. Раньше здесь находился склад резинотехнических изделий. Мы купили это помещение с арбитражных торгов, соответственно, нас устроила цена. Кроме того нам понравилось, что здесь имелось свое локомотивное депо, сюда подведены рельсы, имеются удобные подъездные пути.

Мы приступили к проектированию своего объекта, вступили в строительное СРО, начали реконструировать помещение. Как оказалось, цена была столь привлекательной потому, что здесь не было никаких сетей — ни тепла, ни света, ни канализации. Эти сети нам пришлось строить своими силами.

В итоге к 2015-2016 гг. у нас наметилось три направления деятельности: это продажи, реализация услуг (строительно-монтажные и пусконаладочные работы в энергетике), а также производство. Сначала мы просто собирали электрошкафы на чужих оболочках, но это не давало нам возможность контролировать сроки.

Кроме того при работе с чужими конструкциями и оболочками оказываешься скован в цене и потому не за всякий проект можешь взяться. Многим заказчикам требуются нестандартные размеры или материалы (нержавейка, специализированное оцинкованное покрытие). С 2014 года мы всерьез погрузились в тему производства, а с 2017 года запустили собственную линию металлообработки и стали полноценными производителями.

Электрощитовое оборудование с выдвижным конструктивом

- Оборудование вы закупали немецкое?

- Да. Мы долго вели мониторинг, я летала в Японию, знакомилась с их технологиями, но в итоге остановились на немецком оборудовании. Немецкое было на 30% дороже, но нас привлекло то, что немцы более открыты технологически, то есть они не просто экспортируют станки, но и обучают, делятся своими ноу-хау. В среднем на немецком предприятии станок живет 2-3 года, потом его продают в страны менее технологически развитые. В России, конечно, немного иной подход к обновлению оборудования.

- Для мировой промышленной отрасли весьма актуальна кадровая проблема. Как вы подбирали инженерно-конструкторские кадры?

- Работодателю обычно хочется, чтобы работник сразу пришел полностью подготовленным для выделенной позиции и закрыл соответствующий спектр задач. Но даже человек высокой квалификации может чего-то не знать, не вполне разбираться в вашей специфике. И нужно понимать, что какие-то компетенции человек может добрать, приобрести, и следует быть готовым в это вкладываться — тогда вы получите настоящего члена команды. Человек может научиться всему, если только у него есть желание, если он мотивирован.

Наш персонал делится на две категории: это представители прежней школы (специалисты с закрывшихся красноярских производств, люди пенсионного и предпенсионного возраста) и молодые современные ребята, которые закончили наши вузы (Сибирский аэрокосмический университет, Сибирский федеральный университет) и охотно учатся у старших специалистов.

К сожалению, стремление быть эффективными не позволяет нам нанимать слишком много персонала, так что одному работнику часто приходится приобретать много разных компетенций. Такие кадры мы создаем уже здесь, у себя.

Специалисты компании "Про-Ток"

- Как вам удалось стать подрядчиком «Росатома»? Как оцениваете опыт работы с Госкорпорацией?

- «Росатом» — это один из столпов экономики нашей страны. Наша стратегия — сотрудничество с топ-30 российских промышленных компаний, и мы рассматриваем «Росатом» как авангардного клиента. Здесь все вышло очень просто и прозрачно: мы приняли участие в их торгах, прошли необходимую квалификационную процедуру. Госкорпорацию устроил наш референс-лист, наш опыт.

Конечно, все это заняло немало времени. Те, кто работает в этой сфере, понимают, как долго принимаются решения, согласовывается техническая документация. Но нужно понимать и уровень ответственности. Нам пришлось даже несколько поменять конструкцию, чтобы выполнить нормативные требования.

- Планируете ли дальше работать на атомном рынке?

- Безусловно. Тем более, что в нашем регионе расположены такие важные объекты атомной отрасли как Сибирский химкомбинат и Элетрохимический завод. Ядерная энергетика — это большой рынок, весьма перспективный для малых предприятий.

Материал подготовил Дмитрий Косяков