20 января 2021

Владимир Аптекарев, директор по судостроению и оптимизированным плавучим энергоблокам АО «Атомэнергомаш»: "ОКБМ поставит оборудование для головного ледокола «Лидер» на сумму больше 28 млрд рублей"

Судостроение — ​одно из самых динамично развивающихся бизнес-направлений машиностроительного дивизиона «Росатома». Директор по судостроению и оптимизированным плавучим энергоблокам «Атомэнергомаша» Владимир Аптекарев рассказал о крупнейшем судостроительном контракте в истории дивизиона, перспективах работы над СПГ-оборудованием и намерении проектировать и строить собственные суда.

Укрупнение контрактов

— Как увеличивается портфель судостроительных заказов АЭМ?

— В 2018 году портфель заказов составлял 11,2 млрд рублей, в 2019 году — ​22,1 млрд, в 2020 году — ​около 42,6 млрд. И здесь трудно переоценить роль ОКБМ им. Африкантова. Во многом благодаря активной позиции руководства компании и стал возможен такой серьезный рост. 80 % портфеля заказов составляет реакторное оборудование, насосы для судов различного назначения. Кроме того, мы изготавливаем общесудовое гражданское оборудование, которое не имеет отношения к ядерному острову: валы и винты, емкости, арматуру, корпусное литье и др.

Также ОКБМ выступит в роли комплексного поставщика оборудования для ледоколов проекта «Лидер». Мы будем отвечать за производство и поставку всего силового острова: двух реакторных установок РИТМ‑400, четырех паротурбинных установок и всех сопутствующих систем. Контракт на укрупненную поставку для головного «Лидера» судостроительный комплекс «Звезда» уже подписал с ОКБМ. Сумма контракта, более 28 млрд рублей, — ​рекордная для судостроительного бизнеса АЭМ.

— В чем преимущество укрупненной поставки?

— Это логичная история. Судостроительная индустрия давно идет по пути укрупнения. Заказчику удобно работать с инженерно-производственными интеграторами, которые отвечают за большой объем и несут полную ответственность за поставки, это проще и надежнее, чем работать с 15–20 никак не связанными друг с другом поставщиками. ССК «Звезда» предложил нам стать интегратором поставки силового острова, эту идею поддержал «Атомфлот». Мы провели огромную работу, определив, что можем изготовить самостоятельно, а что — ​в кооперации.

У ОКБМ большой опыт комплексных поставок оборудования, и это помогло провести подготовительную работу в максимально короткий срок. Изготовлением паротурбинных установок займется сторонняя компания, нам предстоит ее выбрать.

— ПТУ для ледоколов предыдущего поколения, проекта 22220, изготовил Кировский завод. Он сможет претендовать на поставки для «Лидера»?

— Мы проведем открытый конкурс. Кировский завод, безусловно, сможет в нем участвовать. Но в России есть и другие компании, способные поставить такое оборудование. Например, Калужский и Уральский турбинные заводы. Мы рассчитываем на адекватную рыночную цену и релевантное техническое решение, соответствующие требованиям проектанта, ЦКБ «Айсберг», головного заказчика и верфи.

— Как прокомментируете историю со срывом срока поставки ПТУ Кировским заводом при строительстве ледоколов проекта 22220?

— Любой негативный информационный фон, а также недостаточный контроль соисполнителем за производственными процессами нас тревожит. Кировский завод столкнулся с серьезными производственно-техническими вызовами при работе на головном ледоколе, фактически разработал совершенно новую установку под новую задачу и создал уникальный для страны испытательный комплекс. Все, что производится впервые или осваивается заново, когда создаются или восстанавливаются кооперационные цепочки, отрабатывается технология, конечно, сопряжено с повышенными рисками.

Предприятия АЭМ поставляют все оборудование вовремя, это наш стиль работы. Приложим все усилия с победителем конкурса, в том числе применим методологию ПСР, чтобы не допустить срыва срока.

— Что еще будет изготовлено для головного «Лидера» в рамках комплексной поставки?

— Комплексная система управления. Ею, вероятнее всего, займется НПО «Аврора», которое имеет богатый опыт разработки и поставки систем управления судов различных классов и назначений.

АЭМ изготовит арматуру, элементы трубопроводов, теплообменное и другое вспомогательное оборудование, мы также поставляем отдельные элементы ПТУ. Наш холдинг примет участие в других конкурсах ССК «Звезда». Если говорить о сумме контрактов, которые мы рассчитываем заключить в 2021 году, то это может быть до 4 млрд рублей.

— Что самое сложное в работе комплексного поставщика?

— Организация — ​отлаживание собственных производственных процессов и координация работы соисполнителей. Необходимо согласовать оптимальную для заказчика очередность поставки: какое-то оборудование наверняка потребуется раньше, чем указано в контракте, другое — ​позже, у нас уже есть такой опыт. Будем работать со всей цепочкой поставки как внутри отрасли, так и за пределами. Важнейшая задача — ​изготовить новую реакторную установку РИТМ‑400, для чего был осуществлен опережающий запуск производства заготовок корпуса реактора.

— Как идет работа по поставкам оборудования на ледоколы проекта 22220?

— Для ледоколов 22220 мы поставляем реакторную установку, заготовки гребных винтов, емкостное и фильтровальное оборудование. Сейчас завершаем поставки на третье и четвертое серийное судно. Кстати, именно на ледоколы проекта 22220 мы впервые начали поставлять оборудование, не относящееся к реакторной установке.

СПГ прямо по курсу

— В мае 2020 года АЭМ объявил о технологическом партнерстве с «Русатом Карго» по строительству ядерных энергоустановок будущих судов — ​контейнеровозов для проекта «Северный морской транзитный коридор». Как развивается сотрудничество?

— Мы видим большие перспективы в этом проекте, но пока нет понимания сроков и объема поставок. Мы готовы обеспечить потребность «Русатом Карго» в реакторных установках, в общесудовом оборудовании для контейнеровозов. Предложили услуги нашей компании «Атомэнерго», которая специализируется на проектировании береговых гидротехнических и портовых сооружений. Возможно, подключимся и в части инжиниринга судов, если у заказчика будет желание, здесь мы тоже наращиваем компетенции, и нам будет что предложить.

Мы создаем проектно-инженерную группу, которая займется комплексным проектированием и поставками судовых систем. Это позволит значительно увеличить объем поставки, укрупнить ее, улучшить качество. Мы будем нести ответственность за работу целых систем, производить гарантийное и постгарантийное обслуживание. То есть станем более ценным и удобным партнером, разовьем собственные новые продукты.

В будущем рассматриваем возможность выйти на рынок проектирования судов. Это, по сути, еще одна тенденция в мировом машиностроении. Так, корпорация Wärtsilä в 2008 году приобрела несколько проектных компаний, в том числе знаменитого судового проектанта Vik-Sandvik, и, образовав подразделение Wärtsilä Ship Design, разработала уникальные комплексные продукты и нарастила объем поставок. Мы готовы к обсуждению различных вариантов альянсов и стратегических партнерств.

ОКБМ уже производит насосы, которые перекачивают газ на большой глубине при –162 °C. Настало время заняться криогенным судовым оборудованием

— Какими судовыми системами вам интересно заняться в первую очередь?

— Мы видим потенциал на рынке оборудования судов-газовозов. Государство с каждым годом увеличивает требования по локализации производства судового оборудования, в том числе для сжиженного природного газа. Но сегодня в России практически нет релевантных технологий транспортировки и хранения СПГ, особенно если говорить о крупнотоннажных перевозках.

«Атомэнергомаш» разрабатывает и изготавливает криогенное оборудование несудового назначения. Логично заняться и криогенным судовым оборудованием, например системами транспортировки СПГ для танкеров-газовозов, топливными СПГ-системами. В ОКБМ есть высококвалифицированная конструкторская группа, специализирующаяся в этой области. C Санкт-Петербургским государственным морским техническим университетом мы проводим научно-исследовательские работы по созданию грузовой системы крупнотоннажных танкеров-газовозов. Она будет включать в себя емкости для СПГ и сопутствующее криогенное оборудование. Прямыми заказчиками наших систем станут судостроительные верфи.

Энергия Арктики

— Расскажите о работе над оптимизированными плавучими энергоблоками.

— Совместно с дирекцией Севморпути «Росатома» мы прорабатываем возможность электрификации труднодоступных районов Арктики. По нашему заказу конструкторы из ЦКБ «Айсберг» подготовили эскизный проект ОПЭБ.

— Мы писали об этом, но конструкторы говорили, что их разработка предназначена для эксплуатации в тропическом и субтропическом климате.

— Рассматривается возможность доработки для использования в Арктической зоне РФ. ОПЭБ пригодится горнорудным и нефтедобывающим компаниям, развивающим перспективные проекты с большими мощностями и длительным жизненным циклом, а также территориям, где создаются промышленные кластеры со значительным энергопотреблением.

— Как распределены роли между АЭМ и РАОС в работе с ОПЭБ?

— АЭМ — ​технологический интегратор «Росатома» по «плавучей» энергетике на российском и международном рынках, а также коммерческий интегратор на российском рынке. Коммерческую интеграцию на международном рынке осуществляет РАОС. Мы взаимодействуем, отрабатываем ряд пилотных площадок для внедрения ОПЭБ.

— Как будет развиваться российский рынок судостроения в долгосрочной перспективе?

— Будет нарастать объем гражданского заказа в судостроении, развиваться строительство судов на СПГ, усилится импортозамещение, локализация производства судового оборудования. Рынок продолжит двигаться по пути укрупнения поставок, укрупнения игроков. Нас ожидают слияния и поглощения мелких и средних игроков, более активная кооперация крупных игроков с компаниями меньшего размера и т. д. Важную роль станут играть отраслевые некоммерческие организации и объединения в судовом машиностроении, которые будут на государственном уровне отстаивать интересы отечественного бизнеса.

— Когда на российском рынке появится судно, спроектированное АЭМ?

— Допускаю, что уже в ближайшие 7–10 лет мы выйдем на проектирование и строительство собственных судов, с существенной долей оборудования, произведенного АЭМ.

— Покупку судостроительной верфи вы допускаете в долгосрочной перспективе?

— Конкретных планов нет, но мы обсуждали этот вопрос, возможно, будем прорабатывать такую модель расширения бизнеса АЭМ в судостроении. Конечно, все зависит от конъюнктуры рынка, собственного заказа, наличия подходящих площадок и многого другого.

Владимир Аптекарев родился в Москве. Окончил Российский университет дружбы народов. В атомной отрасли с 2013 года: работал в ЗИОМАР (инжиниринговая компания, дочерняя структура «ЗиО-Подольска») руководителем направления, занимался развитием и продвижением новых продуктов. В 2015 году был приглашен на «ЗиО-Подольск», занимал разные посты, включая пост руководителя направления по судостроению. С 2017 года руководил направлением развития продуктов бизнес-направления «судостроение», а затем стал начальником управления продаж оборудования для судостроения в «Атомэнергомаше». Прошел государственную программу профессиональной переподготовки «Проектирование и технология постройки морских транспортных судов» в Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете. С января 2020 года — ​директор по судостроению и ОПЭБ «Атомэнергомаша».