26 апреля 2022

Сергей Андреев, начальник службы РБ НПП «Доза»: «Я могу быть уверен в том, что наша радиационная безопасность – на высоте»

Доза

Радиационная безопасность — всегда была, остается и будет самым главным приоритетом для всей атомной отрасли. К 36-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС научный портал «Атомная энергия 2.0» обсудил эти и другие интересные вопросы с начальником службы радиационной безопасности НПП «Доза» Сергеем Павловичем Андреевым. На самом предприятии – ведущем российском производителе оборудования для радиационного контроля – работает много специалистов, принимавших участие в ликвидации последствий трагедии 1986 года. В интервью мы обсудили историю создания и развития службы радиационной безопасности НПП «Доза», эволюцию технологий и методов её работы, уникальный опыт Сергея Павловича в Чернобыле и его видение перспектив сферы радиационной безопасности для будущих поколений.

- Сергей Павлович, Вы возглавляете Службу радиационной безопасности НПП «Доза» уже много лет. Расскажите, пожалуйста, как она создавалась и росла?

- Всё началось с института ВНИИФТРИ (Всероссийский научно-исследовательский институт физико-технических и радиотехнических измерений), внутри которого мы сформировались, из которого вышли. Изначально мы работали с установками, которые поставляли вооружённым силам и лабораториям госнадзора — будущим центрам стандартизации и метрологии (ЦСМ). Пока мы оставались на базе ВНИИФТРИ, то пользовались его инфраструктурой. Поначалу это было очень удобно: у института имелось хранилище, служба радиационной безопасности, и мы выполняли свою функцию как часть общей системы. Но, со временем, мы стали обретать техническую и организационную самостоятельность и применять опыт работы в институте к собственным проектам.

Когда в 2004 году мы переехали в Зеленоград, нам пришлось создавать свою инфраструктуру, в том числе собственную службу радиационной безопасности (СРБ). С этой целью мы пригласили из института специалиста, который занимался учётом и контролем ИИИ. Так постепенно создавалась СРБ нашего предприятия: мы получали лицензии, санитарно-эпидемиологические заключения, закупали источники излучения, формировали заявки в отделе поверки, изготавливали контрольные источники для производства, наполняли службу контрольно-измерительной аппаратурой, вели радиационный контроль ИИИ и продукции производства.

После переезда мы разместили первую дозиметрическую установку УПГД-2М-Д собственной разработки в комнате №7 на втором этаже. Но поставить установку и заполнить её источниками несложно, куда сложнее собрать всю необходимую разрешительную документацию, сделать и согласовать проект. Это была серьезнейшая задача по реализации огромного числа требований нормативных документов, контроль и надзор за исполнением которых осуществляют Роспотребнадзор и Ростехнадзор. Все согласования проводились на основе нормативной базы того времени. Тогда с объемами требуемой документации в организации было гораздо проще. Сейчас все стало гораздо сложнее: количество документации увеличилось в разы. Получение лицензий — это непрерывная работа, которой приходится напряжённо заниматься, что отнимает много сил и ресурсов.

Итак, в 2004 году мы разместили установку в одном из помещений, получили разрешительные документы на проведение работ с ней и организовали поверку. Со временем объёмы увеличились, и потребовались новые источники и установки. В результате одного помещения для поверки нам стало мало, и в 2009 году мы стали строить новые.

Организация поверки потребовала перестройки службы радиационной безопасности. По мере роста метрологической службы, росла и СРБ, росла отчётность. Видите, сколько здесь папок с документами? Именно такого объёма требуют сегодняшние нормы. У нас более ста источников излучения, и по каждому из них нужно постоянно отчитываться.

- Сергей Павлович, каковы сегодня ваши главные задачи как руководителя?

- Сейчас, по мере роста нашей компании, я вижу свою задачу в организации преемственности, в том, чтобы усилить нашу СРБ новыми кадрами, чтобы они продолжили наше дело.

- Как развивались технологии радиационной безопасности в НПП «Доза» за последние 30 лет? Можно ли говорить об их серьезной эволюции и выходе этого направления на принципиально новый уровень?

- Да, произошёл серьёзный сдвиг. Теперь я могу быть уверен в том, что наша радиационная безопасность на высоте, а главное, что наша деятельность осуществляется в полном соответствии со всеми требованиями, и что мы застрахованы от ошибок. Постоянно улучшается радиационная обстановка, проводятся мероприятия, направленные на совершенствование процесса выполнения работ с целью минимизации радиационного воздействия на персонал. Также внедряются новые методы контроля параметров радиационной обстановки, ведь мы же сами производим системы радиационного контроля. Предприятие для СРБ изготовило очень хорошую систему радиационного контроля, и она очень нам помогает.

Ещё успешно идёт оснащение всеми необходимыми приборами. Если нам что-то нужно, мы обязательно закупаем, компания не экономит на таких важных аспектах, как обеспечение радиационной безопасности. Есть прогресс и по части средств индивидуального контроля, которыми снабжены все работники группы А. Раньше мы осуществляли контроль своими силами, но самостоятельно за всем не уследишь, поэтому пользуемся услугами только специально аккредитованных организаций.

- 26 апреля 2022 года исполняется 36 лет с момента аварии на Чернобыльской АЭС, в ликвидации которой Вы принимали непосредственное участие. Расскажите, пожалуйста, о Вашем личном опыте в Чернобыле?

- Я поехал в сентябре ровно на месяц. Конечно, опыт получил колоссальный, ведь это была работа с открытыми источниками. Источники были везде. Всё это проходило через твои руки, через твой организм. Воспалилось горло, начался кашель.

Буквально на ходу нам пришлось технически перевооружаться. Раньше вся поверка осуществлялась источниками на основе изотопа кобальта-60. Но, когда произошла авария, оказалось, что поверять по кобальту неправильно. Правильнее осуществлять поверку по изотопу цезий-137, чтобы контроль радиационной обстановки осуществлялся верно. И мы занимались переаттестацией поверочных установок, осуществляли переход на поверку по цезию-137.

Конечно, мы Чернобыль никогда не забудем: там было очень опасно, но в то же время было очень интересно. В принципе, эта работа продолжалась недолго — всего месяц, но можете ли вы себе представить, что значит жить в постоянном присутствии радионуклидов? Они были везде, в том числе и в пище, и в постели. Когда ложились спать, то выбирали на подушке самое чистое место, поскольку даже постельное бельё поступало к нам уже загрязнённым радиоактивными частицами.

- А как чернобыльский опыт повлиял на Вашу дальнейшую деятельность? Он как-то изменил ваше видение, восприятие проблем радиоактивности?

- Понимаете, у каждого человека в той или иной мере присутствует радиофобия. А после такой войны, как та, уже ничего не страшно, понимаешь, как нужно защищаться. Потому что ты через всё это прошёл. Опыт выполненной работы и знания РБ даёт понимание твоей защищённости. Мы увидели, что может сотворить мирный атом, если с ним неправильно обращаться. Если знать РБ и быть осторожным, то всё будет нормально.

- Что бы Вы хотели посоветовать молодым специалистам, думающем о карьере или уже работающим в сфере обеспечения радиационной безопасности?

- О карьере в сфере радиационной безопасности у меня уже думают внуки. И я их отговаривать не буду, потому что, если работать со знанием своей профессии, то это безопасно. Я работаю с источниками радиации всю жизнь и знаю, как с ними обращаться. Надо учиться, чтобы стать грамотным специалистом. Каждый, кто работает в «Дозе», должен быть информированным в РБ. Поэтому мы организуем лекции по радиационной безопасности. Это необходимо и руководителям подразделений, потому что для успешного руководства надо быть специалистом в той области, которой управляешь.