26 декабря 2010

Герои Страны Росатом — об отрасли, реформе и о себе

Мы очень гордимся, что в уходящем году приобрели много друзей. В каждом номере «Страны Росатом» появлялись яркие личности — учёные и менеджеры, инженеры и рабочие. Они делились опытом и планами, говорили о перспективах предприятий, отрасли и своём отношении к реформам. Пожалуй, как раз происходящие перемены и то, как их воспринимают люди, чаще всего были предметом обсуждения на страницах газеты. А мнения наших авторов отличают открытость, профессионализм и неравнодушие. Впрочем, судите сами.

 

Александр Бычков, до декабря 2010 года гендиректор НИИАР (Ульяновская обл.)
— Возможности наших изотопов огромны. Как и перспективы развития в России радиофармакопеи. Мы умеем и просто обязаны изготавливать и продавать не сырьё, а медицинские формы или генераторы. Сейчас в Димитровграде формируется ядерно-инновационный кластер, который объединит науку, медицину и образование. Планируется создание регионального отделения НИЯУ МИФИ для молодёжи. В ближайшие месяцы начнётся подготовка инфраструктуры «кампуса», удобного для длительного пребывания специалистов — и наших, и иностранных. Думаю, что такого рода преобразования в конечном итоге изменят и облик атомной отрасли. Решится проблема нехватки кадров и расширения ассортимента продукции. К примеру, если в одном месте будут производить множество разных изотопов, то небольшая группа специалистов и учёных смогут контролировать сразу несколько технологий, гибко изменяя объёмы производства и номенклатуру в зависимости от спроса.
 

Антон Понизов, заместитель главного инженера изотопно-химического завода ФГУП «ГХК» (Красноярский край)
— Свою судьбу я накрепко связал с атомной отраслью. В ближайшей перспективе продолжу работу в рамках реализации проекта полигона глубинного захоронения жидких радиоактивных отходов «Северный». Моя задача — обосновать экологическую безопасность дальнейшего использования полигона, его реконструкции, а также решить вопросы последующего вывода из эксплуатации. Хотелось бы в дальнейшем участвовать и в создании первоочередных объектов окончательной изоляции РАО. Моя работа интересная, сложная, ответственная. И я понимаю, что необходимо постоянно совершенствовать профессиональное мастерство. Сегодня человек, который прекращает работать над углублением знаний, теряет позиции специалиста. В то же время реформирование отрасли открывает большие возможности для роста. Очень хорошо, что у нас регулярно проводятся курсы повышения квалификации, семинары, рабочие встречи, конференции. Несмотря на занятость, я стараюсь их посещать. Планирую защитить кандидатскую диссертацию. А в дальнейшем хотел бы пройти обучение по президентской программе подготовки руководящего состава. В Росатоме многое делается для привлечения молодёжи: решаются вопросы заработной платы, социального пакета, служебного жилья, санаторно-курортного отдыха. К нашему мнению стали прислушиваться, поручают самые ответственные и перспективные направления. Тем самым на практике подтверждается курс на то, чтобы сделать молодых специалистов основой, стержнем атомной промышленности. Руководство так и говорит: «Это будущее предприятия и отрасли».
 

Сергей Собянин, до октября 2010 года заместитель председателя правительства РФ, председатель наблюдательного совета Росатома
— Сегодня выгодно вкладывать средства в повышение конкурентоспособности, в инновации, в создание новой технологической платформы атомной энергетики. В феврале правительство утвердило федеральную целевую программу «Ядерные энерготехнологии нового поколения». На её реализацию до 2020 года планируется потратить около 4 млрд. долларов. Основной приоритет — создание так называемых быстрых реакторов с элементами замкнутого топливного цикла. Мы считаем это среднесрочной задачей. Её решение позволит увеличить сырьевую базу атомной энергетики и во многом решить проблему отработанного ядерного топлива. А главное — перейти к использованию установок, основанных на более надёжных принципах действия. Инвестиции в ядерные технологии, учитывая исключительную широту их применения, мы рассматриваем как существенную часть усилий по модернизации в целом. Применение современных разработок в сфере мирного атома обещает настоящий прорыв в энергосбережении, медицинских, информационных, космических технологиях.
 

Виктор Иванов, заместитель директора Медицинского радиологического научного центра, член-корреспондент РАМН
— Создание Центра ядерной медицины — очень важное дело, потому что одна из первейших задач в онкологии — ранняя диагностика, так как опухоль, обнаруженную на поздних стадиях, вылечить сложнее. В Европе 80% больных диагностируются на первой и второй стадиях, в России же в 75% случаев — на третьей и четвертой. Поэтому технологии, которые предоставляют средства ядерной медицины, необходимы для оперативного выявления патологии. Второе, не менее важное назначение нового учреждения — это лечение. Когда в комплекс комбинированного курса включена лучевая терапия, то удаётся уничтожить раковые клетки, которые не увидел хирург, из-за чего впоследствии могли бы образоваться повторные метастазы. В России достаточно отечественных разработок в области ядерной медицины. В советские времена Минсредмаш, управлявший атомной отраслью, всё-таки делал акцент не на медицину. Тем не менее, достигнутый тогда уровень позволяет нам сегодня выпускать конкурентоспособные продукты. Цена зарубежной гамматерапевтической установки свыше 1,5 млн. долларов, а отечественные аналоги в разы дешевле. Надо только их подтягивать до международного стандарта.
 

Вадим Микерин, президент TENAM Corp. (Вашингтон)
— Росатом в понимании иностранных партнёров и конкурентов — это самодостаточный комплекс, который имеет очень мощную научно-техническую базу и колоссальный практический опыт. Наши предприятия, пройдя путь от решения приоритетных оборонных задач до сферы применения мирного атома, выпускают уникальные продукты. Например, изотопы, чистые металлы, готовые изделия для различных областей промышленности. Вполне предсказуемы задачи TENAM по выводу этих продуктов и товаров на пока закрытые для нас зарубежные рынки. Тут должна сработать простая потребительская логика: чем ближе и легче доступ к информации о производителе, тем быстрее результат и принятие решения. Поэтому изначально TENAM создавался не просто как представительство ОАО «Техснабэкспорт». По уставу наша компания имеет право осуществлять коммерческую деятельность, что придаёт ей соответствующий статус и открывает широкие возможности. В том числе в части предложения различной продукции предприятий Росатома на американском рынке.
 

Владимир Асмолов, первый заместитель генерального директора концерна «Росэнергоатом»
— Атомные электростанции существуют для того, чтобы гарантированно обеспечивать население энергией. Да, технологии сложные, и основное требование к ним — постоянный контроль. Если ты знаешь, как его осуществлять, то они становятся благом, которым люди просто обязаны пользоваться. Как известно, урана-235 в руде менее процента. Сегодня атомная энергетика именно этот процент забирает. Можно сказать, топим котёл спичками. Причина в том, что мы работаем в «тепловом» секторе. Если же перейдём на «быстрый», то начнём использовать уран‑238 и тем самым переведём атомную энергетику на возобновляемое топливо, то есть получим неограниченный ресурс. Вторая задача — радиоактивные отходы. Используя «быстрый спектр», можно кардинально решать все вопросы по выжиганию отходов. Итог такой: атомная энергетика должна быть крупномасштабной. Сегодня для нас, специалистов, перспектива ясна, мы для себя её чётко нарисовали. Следовательно, надо двигаться к намеченным целям.
 

Ксения Найдёнкова, и. о. декана НИЯУ МИФИ
— Сегодня очень интересна и перспективна такая сфера деятельности, как анализ инвестиционной привлекательности регионов, куда входит модное направление — маркетинг городов. Это когда город рассматривается как одно целое, как единый бизнес-проект. Можно взять любой «атомный» моногород и провести SWOT-анализ: выявить сильные и слабые стороны, потенциальные возможности, угрозы, остаточную кадровую базу. Потом найти новых поставщиков, новые рынки сбыта и написать план перехода моногорода в режим экономического преуспевания. С подобным проектом студент уже может участвовать в научных конкурсах и разработках. Может быть, это слишком оптимистичный взгляд, но мне кажется, что воплощение моих замыслов вполне реально. У нас на факультете очень хорошие преподаватели, способные увлечь личным примером. А если мы хотя бы одного из 10 студентов заинтересуем такой серьёзной научной работой, то это будет здорово

 

Виталий Карпенко, начальник лаборатории металловедения ОАО «СХК» (Томская область)
— Я хочу посвятить себя делу безопасности производства, так как от этого зависят жизни не только работников СХК, но и населения Северска. Свои навыки я совершенствую постоянно: пишу докторскую диссертацию, преподаю в вузе по специальности «коррозия конструкционных материалов», прохожу обучение в рамках проекта «Золотой резерв Росатома». Надеюсь и верю, что через 10 лет увижу себя заместителем генерального директора Росатома по технической и промышленной безопасности. Вообще считаю, что молодёжи, которая приходит в атомную отрасль, нужно обязательно давать конкретные критерии карьерного роста: что сделать, чего достигнуть, чтобы продвинуться по служебной лестнице. Без этого можно долго «бродить в темноте», не имея конкретных целей, а, как известно, кораблю без курса любой ветер — попутный. Конечно, ещё обязательное условие — возрождение престижа отрасли, но в этом отношении уже многое делается.
 

Юрий Замбин, директор Владимирского производственного объединения «Точмаш»
— В бизнесе нужна гибкость. В 1990‑е годы в условиях дефицита заказов со стороны и Минобороны, и Минатома мы выжили только за счёт конверсии. Сегодня ситуация иная. В современных условиях процессы разукрупнения и специализации неизбежны. Это общемировая практика. Необходимо сосредоточиться на профильных направлениях. Для нас это атомное производство и «оборонка». Таким образом разделяются затраты и доходы по отдельным видам продукции, определяются рентабельные и нерентабельные подразделения, а значит создаются условия для более эффективного управления финансами, повышения конкурентоспособности, освоения новых рынков сбыта.
 

Сергей Лякишев, и. о. начальника отдела ОКБ «Гидропресс» (Московская область)
— Ещё со школьной скамьи я интересовался атомной тематикой, делал доклады об АЭС и первом в мире атомном ледоколе «Ленин». Потом была учёба в «Бауманке». А при распределении на работу немаловажным фактором стало то, что в подольском Гидропрессе трудятся мои родители. Плюс нашей работы в том, что нет застоя, я постоянно узнаю что-то новое. И ещё, не скрою, приятно сознавать, что мои скромные успехи в конечном итоге приносят пользу нашей стране. Хотя бывает непросто. Сегодня идёт процесс реформирования, и у некоторых заданий бывают такие сжатые сроки, что иногда приходится идти на упрощения. В этом году я закончил обучение в аспирантуре при ОКБ и планирую защитить диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук по специальности «ядерные энергетические установки, включая проектирование, эксплуатацию и вывод из эксплуатации». В дальнейшем рассчитываю получить второе высшее образование. Думаю, что такого багажа знаний может быть достаточно, чтобы в дальнейшем претендовать на должность начальника отдела прочности.
 

Вячеслав Рукша, директор ФГУП «Атомфлот» (Мурманск)
— На долгосрочную перспективу у России сохранится потребность как минимум в четырёх-пяти мощных судах. Для чего понадобится ещё два ЛК‑60Я — в 2024 и в 2028 году соответственно. Эти атомные ледоколы с переменной осадкой более эффективны, чем обычные. Четыре мощных атомохода способны полностью обеспечить проводку транспортных судов в замерзающих морях и на трассах Севморпути. Каждое поколение ледоколов — это огромный шаг вперёд. «Ленин» был первым, он выполнил стартовую задачу, доказав на практике необходимость атомного флота. Благодаря «Арктике» мы стали настоящими хозяевами в Карском море. А новые ледоколы ЛК‑60 Я с переменной осадкой способны преодолевать даже трёхметровый лед. Я уверен, что с их появлением мы надёжно обеспечим круглогодичные транзитные проводки крупных судов. Сейчас на Северный морской путь в августе — октябре, то есть в относительно лёгких условиях, требуется 10 суток, причём от Новоземельских проливов до Чукотского моря средняя скорость судна 10 узлов. С новыми ледоколами мы сможем увеличить период транзитной навигации в два-три раза. Плюсы северного транзита явно перевешивают. Рейс Мурманск — Шанхай и по расстоянию, и по времени в пути получился вдвое короче, чем если бы мы огибали континент с юга. Я уж не говорю об отсутствии угрозы со стороны пиратов.
 

Александр Устинин, коммерческий директор ОАО «В/О «Изотоп»
— Наше предприятие реализует проект по гамма-облучению посевного материала для увеличения всхожести и ставит цель вернуть отечественные радиационные технологии для сельского хозяйства на мировой уровень. Для восстановления, централизации и развития изотопных технологий на предприятиях Росатома правительство России и дирекция госкорпорации меньше года назад решили поручить это направление одному оператору и наделили ОАО «В/О «Изотоп» специальными полномочиями. И мы времени даром не теряли. Ещё во время эксперимента, проведённого в лабораторных условиях, опытным путём установили, что облучённый посевной материал не только «просыпается» на два-три дня раньше контрольной группы. После облучения семян культуры интенсивнее растут и заметно прибавляют в урожайности. В ноябре 2009 года заключили соглашение с руководством Татарстана. За зиму провели дополнительные испытания в Казани, которые возглавил известный радиобиолог — профессор Геннадий Конюхов. Перед посевной облучили 100 т пшеницы, 30 т ячменя, 4 т кукурузы и 30 т картофеля. Причём часть пшеницы мы облучили за 30 дней до посева, часть — за 20 и часть — за 10, чтобы понять, какой срок наиболее эффективный. И вскоре в хозяйстве «Булгар Арыш» Спасского района Татарстана рядом с контрольными полями, засеянными как обычно, посеяли свои зерновые и картофель. В 2011 году планируем облучать корма для животноводства, а в 2012 году провести эксперимент по облучению птицы и яиц в инкубаторах.

 

Максим Пухов, начальник цеха эксплуатации общестанционного оборудования Кольской АЭС
— Я родился и вырос всего в 40 км от Кольской АЭС. Поступив в университет, часто проезжал мимо Полярных Зорь, красивого, ухоженного города энергетиков. Тогда даже не мог предположить, что через несколько лет он станет для меня родным, что здесь будет жить моя семья, родится дочь. Моё место работы уникально. Если на других российских станциях цех вентиляции и кондиционирования и цех обеспечивающих систем — подразделения обособленные, то на Кольской АЭС они объединены. Так что расслабляться некогда. Коллектив за последние насколько лет значительно помолодел. Появляется талантливая молодёжь, вносит новые идеи, не боится осваивать и внедрять современные технологии. Свой профессиональный выбор я уже сделал. Российская атомная отрасль на подъёме и служит локомотивом для других отраслей. Ведётся масштабное строительство новых станций и на территории страны, и за рубежом. Работать на атомных предприятиях престижно, здесь стабильность и уверенность в будущем, хороший достаток, созданы условия для молодых специалистов и их семей, а это, по-моему, главное для вчерашнего студента. Города-спутники — тихие, спокойные, такие «советские» в хорошем смысле слова. Наверное, со временем здорово было бы стать одним из руководителей атомной станции. Понимаю, что для этого потребуется работать и ещё раз работать, причём с полной самоотдачей, выдвигая цели из разряда «подвиг» и добиваясь их выполнения. Безусловно, постараюсь расти в профессиональном плане. Для этого есть масса возможностей — изучение опыта других предприятий, специализированные книги и журналы, семинары, конференции, форумы, Интернет. Чтобы все знания в моей области стали в полной мере доступными, я обязательно в ближайшие три года освою английский.