28 декабря 2021

Михаил Гончаренко, капитан атомного ледокола «Вайгач»: "О спасательной операции на Севморпути"

Страна Росатом

С капитаном ледокола «Вайгач» Михаилом Гончаренко журналисты издания «Страна Росатом» связались по WhatsApp в середине декабря. «Вайгач», который незадолго до этого проделал сложнейшую работу — ​вывел семь судов изо льдов, держал курс в Обскую губу.

— В конце осени несколько судов в акватории Севморпути оказались заблокированы во льдах. Почему это произошло?

— Все из-за ухудшения ледовой обстановки. Ледообразование в определенных районах СМП в этом году началось на две недели раньше. Фактически уже с первых дней ноября на некоторых участках движение без ледокольной проводки было невозможно.

— Говорят, «Вайгач» сделал то, что до него никто не делал.

— «Вайгач» сыграл ключевую роль в разрешении сложившейся ситуации. В «Росатоме» создали оперативный штаб во главе с замгендиректора корпорации Вячеславом Рукшей, и впервые в истории арктического судоходства в это время года под проводкой атомного ледокола караван из восьми судов проследовал через акваторию Севморпути с востока на запад. Были пройдены самые трудные участки: проливы Вилькицкого и Матисена.

Караван был сложным. Разные технические характеристики судов — ​размер и мощность — ​вызвали проблемы. На ходу принимали решения, многократно меняли тактику плавания. Мы переставляли суда в караване в зависимости от ледовых условий: более слабые по мощности ставили за собой, сильные — ​в конец. Караван растянулся на 4,5–5 миль. Час уходил, чтобы сделать круг вокруг него. Держать дистанцию, идти близко с нами судам было сложнее. Они не привыкли так ходить и поначалу опасались столкнуться. Но капитаны, понимая ситуацию, действовали сообща и профессионально. Отдельно отмечу, что в караване шло иностранное судно Kumpula. Языкового барьера не было — ​финский капитан хорошо говорил по-английски. Все указания выполнял четко. В этой проводке все суда стали командой.

— Как эту работу оценило ваше руководство?

— Успешная проводка — ​подтверждение профессионализма экипажа. Гендиректор «Росатома» Алексей Евгеньевич Лихачев поздравил по телефону. Его слова я передал экипажу по громкой связи, а телеграмму из «Росатома» разместил на доске объявлений. Поздравления мы получили и от руководства «Атомфлота». Приятно, что нас ценят.

— Весной 2011 года на Балтике сложилась не менее сложная ледовая обстановка. На подходах к порту Санкт-Петербург скопилось больше 100 судов. В Финском заливе дизельные ледоколы «Росморпорта» не справлялись. Тогда на помощь тоже отправили «Вайгач».

— Да, я работал в том рейсе старпомом под руководством Александра Скрябина. Сравнить ситуации нельзя: погодные условия в 2011 году были другими. Образовалась аномальная для весны ледовая обстановка: лед, намерзший за зиму, не вытаивал. Суда в попытке сдвинуться с места перемололи лед в кашу, в которой вязли и не могли самостоятельно идти. «Вайгач» работал в безостановочном режиме 1,5 месяца и обеспечил проводку 258 судам.

А в памяти у меня остался случай на тему дружбы народов. У многих на выходе из Финского залива заканчивалась провизия и питьевая вода. Решение простое — ​топить лед. Наш ледокол проходил мимо небольшого болгарского судна, экипаж которого почти в полном составе собирал снег. Понятно, что проблему с водой, как и с проводкой судов, «Вайгач» решил очень быстро: и лед наколол, и судно вывел. Все остались довольны. А через ­какое-то время после этой встречи по автоматической идентификационной системе пришло сообщение следующего содержания: «Горячий брежневский поцелуй братьям из России за помощь».

— Каков фронт работы «Вайгача»?

— Отличительная черта этого проекта ледоколов — ​уменьшенная осадка, позволяющая обслуживать суда, следующие по Северному морскому пути с заходом в устья сибирских рек. «Вайгач» участвует в постановке судов к причалам портов Дудинка, Диксон и Сабетта, отводе от причалов, а также сопровождает суда ГМК «Норильский никель» по каналу в припае Енисейского залива и Енисея.

В начале 2021 года «Вайгач» установил абсолютный рекорд среди действующих атомоходов, пройдя во льдах 1 млн морских миль.

— Стиль вождения любым транспортным средством определяется характером человека. Как бы вы описали свой?

— За 20 лет на «Вайгаче» я прошел путь от матроса до капитана. Мне повезло поработать со многими капитанами «Атомфлота». Несмотря на единые правила, каждый управляет судном по-своему: кто-то быстро и рискованно, кто-то — ​неторопливо и взвешенно. От каждого я взял лучшее и выбрал золотую середину — ​управляю ледоколом безопасно, надежно, без спешки.