12 апреля 2011

Кадры завтрашнего дня

Страна Росатом

Ядерный оружейный комплекс обновляется. На предприятиях развёрнута модернизация, есть большие планы по выводу технологий в гражданскую сферу. Так что без притока молодых специалистов не обойтись. Этот вопрос обсуждался 5 апреля на круглом столе в НИЯУ МИФИ, где собрался весь цвет оружейного комплекса Росатома.

По плану к 2020 году на предприятиях ЯОК парк основного оборудования будет обновлён примерно на 70 %. И отрасли уже сейчас надо задумываться над тем, кто будет стоять за этими станками. К сожалению, с каждым днем всё меньше школьников, сдавая ЕГЭ, выбирают физику. Накладывает свои ограничения и непростая демографическая ситуация. По разным оценкам через пять лет в России не будет хватать примерно 1 млн рабочих рук.

Значит, в атомной отрасли, везде, где это возможно, надо переходить на такие технологии, в которых число задействованного персонала минимально, считает заместитель генерального директора – директор дирекции по ядерному оружейному комплексу Росатома Иван Каменских. По его мнению, предприятиям ЯОК необходимы «рабочие с высшим образованием», специалисты завтрашнего дня. А для этого нужно переосмыслить весь процесс подготовки студентов.

ПРАКТИЧЕСКИЙ РАСЧЕТ

Кадровые сложности характерны для всей отрасли: увеличивается средний возраст сотрудников, молодых специалистов мало, при этом квалификация выпускников снижается, возникают вопросы с преемственностью. В то же время не все организации настроены на плотное взаимодействие с профильными вузами для решения этих проблем. Так, например, из 54 ключевых (с численностью более 1,5 тыс. человек) предприятий Росатома сотрудничают с НИЯУ МИФИ только 46: с 34 заключены договоры о сотрудничестве, и от 21 предприятия получен заказ на подготовку кадров в 2011 – 2015 годах, констатировал ректор университета Михаил Стриханов.

А ведь от качества сотрудничества заводов и вузов ещё на этапе обучения студентов зависит и дальнейшее трудоустройство специалистов. Дело в том, что выпускники зачастую при выборе будущего места работы ориентируются на предприятия, где они проходили практику. И информация о том, как те или иные организации в регионах принимают молодёжь, быстро распространяется среди студентов.

СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР

От года к году снижается число поступающих в вузы. Значит, спустя четыре – пять лет будет меньше выпускников. Как сообщил директор образовательных программ Росатома Валерий Карезин, прогноз рынка труда атомной энергетики показывает, что Росэнергоатому скоро, возможно, придётся бороться за молодых специалистов, чтобы обеспечить АЭС персоналом. Правда, в ЯОК резкого роста потребности в новых кадрах не ожидают.

Уже сейчас на предприятиях комплекса работает чуть менее 40 тыс. человек, а к 2020 году останется 27 тыс. сотрудников. Однако нужно стремиться переходить от набора к отбору специалистов. И тут важными факторами, которые мотивируют профессионалов устраиваться именно в ЯОК, являются социальные условия и зарплата, считают в госкорпорации. Основные работодатели – два ядерных центра в Сарове и Снежинске – это уже давно осознали.

Так, руководитель саровского ядерного центра (РФЯЦ-ВНИИЭФ) Валентин Костюков отметил, что его предприятие ежегодно принимает на работу примерно по 150 человек. В первые три года зарплата молодых специалистов не ниже 19 тыс. рублей, при этом сотрудники, которые участвуют в выполнении гособоронзаказа, получают также субсидию на уровне 11 тыс. рублей в месяц. По мнению Костюкова, привлечь на предприятие «свежую кровь» можно и под интересные задачи, например участие в проекте по выпуску супер-ЭВМ.

Глава РФЯЦ-ВНИИТФ Георгий Рыкованов сообщил в свою очередь, что средняя зарплата молодых сотрудников в снежинском ядерном центре уже выше 30 тыс. рублей для первого года работы, на третий год сумма возрастает почти вдвое. ВНИИТФ принимает примерно 25 выпускников МИФИ ежегодно, но готов брать и в два – три раза больше.

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Иван Каменских,
заместитель гендиректора Росатома

Проблема трудоустройства в ядерном оружейном комплексе стоит очень остро. Ведь молодые люди сегодня хотят посмотреть мир, а у нас на это есть ограничения.
Кроме того, падает престиж работы в системе ЯОК, в том числе опять же из-за особых условий выезда за границу. К сожалению, мы пока не можем здесь сделать никаких послаблений. Так что привлекать людей следует за счёт других факторов, в первую очередь это социальные блага и зарплата. Нужно создавать привлекательные условия труда для специалистов.

Николай Шемигон,
директор СНПО «Элерон»
У нас на предприятии работает 20 докторов наук и 35 кандидатов. Мы занимаемся исследованиями, разработкой, производством и внедрением систем физической защиты для ядерных и радиационно опасных объектов.
По нашему мнению, госкорпорации сегодня нужны эксперты-аналитики для оценки уязвимости систем физзащиты, анализа их эффективности.
В отрасли службы физической защиты возглавляют в основном бывшие военные. Безусловно, это практики, они прошли краткосрочную трёхмесячную переподготовку в отраслевом центре. Но сегодня этого недостаточно. Ведь задачи по антитеррористической защищённости критически важных объектов возрастают с каждым годом.
Нам необходимо обеспечить удовлетворение потребностей отрасли в специалистах по физической защите объектов.

Юрий Бармаков,
директор ВНИИА им. Духова
У нашего института давние связи с НИЯУ МИФИ, в том числе по исследовательской работе. Опытно-конструкторские работы вместе с вузом вести достаточно сложно, но вот по НИР и поддерживающим ОКР найти точки взаимодействия мы можем. Прежде всего, я имею в виду работы по нейтронным генераторам, датчикам давления, по АСУ ТП.
Кроме того, мы за эти годы укрепили режим стажировки студентов и теперь видим прямую отдачу. Например, недавно у нас закончилась научная конференция молодых специалистов. И среди победителей был молодой человек со стажем работы на предприятии всего пару недель. Потому что он защищал диплом на основании практики, которую проходил на предприятии, пока учился.
Вместе с тем я хочу поставить вопрос об усилении технологической, инженерной подготовки студентов. Она была слабой, когда я сам заканчивал институт, а теперь вопрос стал ещё более актуальным.

Сергей Баранов,
генеральный директор ПО «Маяк»

На предприятие мы будем набирать не больше 100 – 120 человек в год. Это восполнение определённой убыли сотрудников. И мы возлагаем очень большие надежды на то, что Национальный исследовательский ядерный университет немного подстроится под нас. Необходима, например, специальная кафедра, которая готовила бы специалистов для ведущих оборонных заводов, в первую очередь в химико-металлургической и реакторной областях.
Кроме того, мы пока единственные в России занимаемся в промышленных масштабах переработкой ОЯТ, и нам как воздух нужна кафедра радиохимии. Небольшая, но качественная.
Третье важное направление – изотопы. Те люди, которые ставили это производство на ноги, сейчас ушли, и определённая область знаний ушла вместе с ними.